Порно рассказы и эротические секс истории

Любовь простодушных

5 46 7
Порно рассказы ru-Latn

21:10 08.08.2016

Потеря девственности


     Мой дядя - владелец роскошной загородной виллы в Сасексе. Она стоит на пологом склоне среди обширных полей и выпасов. Со всех сторон ее окружают многочисленные благоухающие свежей зеленью рощи, в которых много пересекающихся пустынных тропинок и тенистых дорожек. В этом благодатном уголке я и провел весь май 1878 года.
     Кто не знает, какая это дивная пора, полная радости и света! Кто не испытал на себе, как весной кровь кипит от желаний, а сердце жаждет любви!
     Я попал в общество моих замечательных кузин Анны, Софии и Полли, а также кузена Франка. Ему недавно исполнилось девятнадцать лет. Моим очаровательным простушкам - так в шутку называли кузин из-за их молодости - было восемнадцать, шестнадцать и пятнадцать годков соответственно.
     В день моего приезда после обеда глава семейства и его супруга задремали в креслах. Молодежь же отправилась прогуляться на природу. Я, конечно, присоединился к ним. Из всех кузин мне особенно нравилась Анна. Ох, и хороша была девушка: блондинка, глаза темно-голубые, как вода в озере, пухлы губки - лепестки роз, груди - как у богини. Глядя; на нее, я почти физически ощущал, что где-то там внутри, в самых недрах этого совершенного создания дремал чувственный дракон, готовый проснуться. любую минуту и обжечь огнем сладострастия...
     Последний раз я был на вилле три года назад. Мои сестры и брат стали совсем взрослыми и удивили меня разными нюансами в характере, привычках привязанностях. Франк, например, оказался апатичным юношей. Ему нравилось лениво покуривать сигару, когда обожавшие его сестры читали волу: газеты, журналы, книги или в минуты откровения делились сердечными тайнами. Подобное времяпрепровождение мне было не по душе. О чем я и сказал. Франку по-дружески, но с иронической усмешкой:
     - Думаю, старик, ты не прав. Я не собираюсь сидеть возле тебя с романом, когда вокруг такая красота. Хочу побродить, посмотреть на природу. Ты не желаешь меня сопровождать? Или, хитрец, пред почитаешь, чтобы моим гидом была одна из твоих сестер?
     - София читает очень интересную книгу. И мне бы не хотелось откладывать это занятие, - ответил он простодушно. -Но другая моя сестричка, например Анна, все тебе покажет, расскажет и составит приятную компанию.
     - Тогда, Анна, пойдем, - сказал я решительно и взял ее за руку. - Полагаю, что Франк просто влюблен
     - Нет, нет1 Уверена, он никогда не думает о девушках. Ему, кроме нас, никого и не надо, - оправдывала брата Анна.
     Вскоре мы довольно далеко углубились в рощицу и побрели по тенистой тропинке в полном одиночестве. Здесь я спросил у Анны как бы в шутку:
     - Скажи-ка, любезная кузина, ты влюблена, конечно, в отличие от своего братца? Догадываюсь об этом по блеску твоих глаз и волнению...
     При этом я многозначительно посмотрел на ее красивую грудь. Лицо девушки мгновенно вспыхнуло от смущения. Без тени какой-либо обиды она ответила:
     - О, Вальтер, ты заставляешь меня краснеть! Мы присели на подвернувшуюся скамеечку, которую кто-то услужливо сколотил из неотесанных бревен. Обняв мою робкую кузину, я смело поцеловал ее в губы и, прижав к себе, сказал:
     - Анна, дорогая, я твой кузен и друг детства. Помнишь, как мы играли вместе и в восторге бросались в объятия друг другу? Тогда я целовал тебя, легко и непринужденно выражал мою братскую любовь и привязанность. И ты с удовольствием принимала их, была искренна и доверчива. Почему не хочешь теперь раскрыть свою сердечную тайну? Я не могу отпустить тебя, пока не ответишь на вопрос.
     - Но мне не в чем исповедоваться, мой дорогой.
     - Разве ты никогда не думала о любви? Посмотри мне в глаза, если не можешь вымолвить. - Я обнял ее за шею, а правая рука как бы случайно легла на грудь.
     Анна резко повернула ко мне пылающее лицо. В голубых глазах отразились вопрос и испуг одновременно. Она пыталась понять смысл моих слов. Я же не торопился отвечать на немую мольбу, а стал нежно целовать ее, пока не почувствовал, как дрожит тело девушки. Мои руки ласкали белую нежную шею, постепенно подбирались к роскошным округлостям. Я, сгорая от желания, с трудом прошептал:
     - Как ты расцвела, милая, с тех пор, когда мы виделись последний раз. Ты вспоминала обо мне, не правда ли? Не стесняйся, мы ведь не делаем ничего плохого.
     Кузина замерла в объятиях, опершись рукой не мое колено. Мой друг проснулся, ему стало тесно в брюках. Неожиданно Анна поднялась:
     - Уже темнеет. Нам пора идти. Нельзя больше оставаться здесь. Дома могут что-нибудь заподозрить
     - Когда мы встретимся любовь моя? Давай договоримся сейчас, - попросил я поспешно. Она задумчиво ответила:
     - Пожалуй, завтра утром, перед обедом, мы сможем прогуляться. Франк будет еще в постели, а сестры заняты уборкой.
     От избытка чувств я прижал девушку к себе и поцеловал:
     - Вот и прекрасно!
     - Однако завтра никаких поцелуев! - поставил; она строгое условие.
     На следующий день утро было солнечным и теплым. Я с нетерпением ждал, когда закончится завтрак и мы пойдем гулять. Отец попросил дочь не опаздывать к обеду. Я старался расположить прекрасную кузину! откровенной беседе. И это мне отчасти удалось. И смущение по-прежнему заливало лицо девушки. К. удивленно спросил ее об этом. На что она решительно заявила:
     - С тех пор, когда я видела тебя в последний рае ты, Вальтер, стал очень грубым. Ведешь себя бесцеремонно. Поэтому мне стыдно от твоей манеры обращения со мной.
     - Анна, дорогая, - воскликнул я, - разве может быть что-нибудь более приятным, чем шутливый разговор с милой девушкой о дамских прелестях грациозной фигурке, стройных ножках, волнующе грудка. Неужели ты не догадываешься, как мне хочется прямо сейчас увидеть твои дивные полушария! После этих слов я направился к ближайшему раскидистому дереву и попросил кузину присесть на траву.
     Едва только девушка опустилась, наши губы встретились, мы страстно обнялись. Однако она тотчас отстранилась и, опустив глаза, спросила:
     - В чем дело, Вальтер? Что за вольности?
     - Ах, кузина, как можно быть такой наивной? Положи руку сюда и ты почувствуешь, что он сгорает от нетерпения, - прошептал я. Затем помог ей нащупать рукой мой вибрирующий орган, который успел вынуть из брюк.
     - Возьми его в руку, дорогая. Возможно ли, чтобы ты не знала, для чего он предназначен?
     Она покраснела до корней волос, но руку все-таки не убрала и продолжала держать пенис. В глазах ее был испуг от внезапного появления господина Петуха. Воспользовавшись смущением, моя рука скользнула под платье. Преодолевая сопротивление судорожно сжатых бедер, указательный палец настойчиво искал маленькую горошину.
     - Нет, нет, нет, Вальтер! Что ты делаешь?
     - Да, да, да, моя дорогая, раздвинь чуть-чуть ножки и ты почувствуешь удовольствие, - продолжал я шептать, страстно целуя и нежно лаская кончиком языка ее сочные губы.
     - Мне больно, - выдохнула она, но напряжение бедер немного ослабила.
     Наши губы вновь слились в жарком Поцелуе, а ее рука по-прежнему крепко сжимала игрушку. Вдруг мой палец почувствовал горячую влагу, а я в этот момент выплеснул ей на платье мощную струю любви. Мы оба были наверху блаженства...
     Я не замедлил объяснить Анне, что это всего лишь маленькая прелюдия к симфонии наслаждений, которые мы можем доставить друг другу. Жар моей страсти и сладкие речи победили страх и девичий предрассудок. Я попросил кузину подняться и опереться на изгородь, чтобы, не боясь измять оставить пятна на платье, ласкать ее спину, ягодицы Она выполнила просьбу, закрыв лицо руками. Сердце мое бешено колотилось, когда я поднимал юбки, желая насладиться удивительным зрелищем.
     Надо ли говорить, что едва мои руки коснулись ажурных панталончиков, как господин Петух вновь вскочил и был готов к бою. В самозабвении я целовал все, что мог достать мой рот и язык.
     Но этого было мало. Главное - завоевать трон любви! И я начал действовать еще решительнее. Казалось, вот... сейчас... будет победа, как вдруг Анна внезапно вскрикнула, юбки замелькали и посыпались вниз. Все рухнуло в одно мгновение: с противоположной стороны ограды неожиданно появился огромна бык и ткнулся холодным мокрым носом в лицо девушки, чем привел ее в неописуемый ужас.
     Она завизжала от страха:
     - Вальтер! Вальтер! Спаси меня от этого гадкого зверя!
     Я, приводя в порядок ее платье, постарался. успокоить и увел трусиху прочь от злосчастной изгороди. Вскоре мы оказались в глубине рощицы и обнаружим замечательное местечко в тени деревьев:
     - Милая, посиди немного, отдохни и приди в себя я так хочу тебя.
     И снова с жаром стал обнимать и целовать её. Казалось, кузина уже поняла, что решительный час пробил. Розовые щечки ее вспыхнули. Она опустила. глаза и позволила положить себя на шелковистую траву. И тут же мы прижались друг к другу, замерли в пламенном поцелуе.
     - Анна, о, Анна, - шептал я, - дай мне твой язычок, любовь моя. Навстречу моим губам стремительно выскочил бархатистый язычок девушки. Она глубоко и прерывисто вздохнула в предвкушении наслаждения. Все мои желания покорная Анна выполняла теперь безропотно. Одну руку я подложил ей под голову, другой осторожно снял шляпку. При этом не переставал целовать ее глаза, щеки, губы и страстно сосать сладкий кончик языка. Волна возбуждения захлестнула нас. Я попросил:
     - Ну, не стесняйся, возьми в руку это чудесное копье. Оно доставит тебе удовольствие. Кузина нервно погладила его и прошептала:
     - Вальтер, я умираю от желания отведать запретного плода, но я не умею и боюсь.
     Говорила она еле слышно, неразборчиво, а пальцы ее руки продолжали робко скользить по поверхности возбужденного прибора вверх-вниз, вверх-вниз. Мои руки снова преодолевали мучительно сладкий путь сквозь лабиринты юбок. Рот был занят непрерывной осадой ее губ, языка. Так продолжалось до тех пор, пока она не задрожала вся от возбуждения. Моя рука добралась до трона наслаждений и сразу оросилась горячим...
     - Любовь моя, жизнь моя, - воскликнул я, отрывая губы от нее, - я должен попробовать вкус твоего нектара!
     Мигом перевернувшись, я прильнул лицом к ее уже побежденным бедрам. Страстно целовал все, до чего дотягивались мои губы, высасывал сладкий сок ее вагины. Сунул язык глубже, нашел жемчужинку и стал ее разминать. Все это страшно возбуждало, хотелось непременно продлить наслаждение.
     Анна в экстазе сжала мою голову, стараясь удержать ее между точеных ножек. В свою очередь я намочил слюной палец и почти беспрепятственно ввел в ее смуглый анус, продолжая языком щекотать бусинку. И вот она, наконец, судорожно сжала мой пенис взяла его в рот. Чтобы доставить ей еще большее удовольствие, я лег сверху. Она водила языком вокруг пурпурной головки моего змея, а чуть позже стала нежно и любовно покусывать его своими жемчужными белыми зубками.
     Не скрою - это было верхом блаженства. Кузина испытала новый оргазм, слизывая последние капли спермы. От избытка эмоций мы были почти без сознания. Какое-то время я лежал, бессильно раскинувши на траве. Вдруг я почувствовал, как ее губы вновь сжимают мой инструмент. Эффект был потрясающи член снова стал крупным и твердым.
     "Ну, вот и настал момент показать Анне настоящую любовь!" - мелькнуло у меня в голове.
     Я быстро раздвинул ее ножки и встал между них на колени. Разложил юбку так, чтобы не испачкалась травой. Девушка лежала в сладком ожидании ее лицо горело, глаза затуманились, губки приоткрылись, крепкие, упругие ягодицы чуть-чуть подрагивали.
     От нетерпения я тоже сходил с ума. Ждать больше не мог. Страсть переполняла меня. И я решительно ввел свой гордый клинок в ее невинное лоно. По телу кузины пробежала дрожь. Она широко открыла глаза и, полная нежности и любви, прошептала:
     - Я знаю, Вальтер, дорогой, ты сейчас ранил меня. Но, мой милый, я должна пройти через это. Только ты помоги мне, будь осторожным...
     Анна обняла меня за шею и стала целовать. Ее язык забрался в мой рот. Расслабившись и отдавшись чувствам, она приподнялась, чтобы лучше встретить удар пениса. Помогая, я подложил руку под ее ягодицы направил вздыбленный член точно в цель. Сильно толчком ввел головку на дюйм и ощутил таинственную преграду. Девушка вздрогнула от боли, но глаза безмолвно просили продолжать наступление. - Радость моя, обхвати меня ножками, - произнес я, на мгновение освободившись от ее поцелуя. Она выполнила пожелание с судорожной страстностью. В этот момент я сделал самый мощный толчок членом и мгновенно очутился в горячей глубине. Король Приап смел все препятствия к нашим наслаждениям. Она вскрикнула от острой боли, и я овладел цитаделью скрытых прелестей.
     - Милая, радость ты моя! Ты любишь меня! Отважная Анна, как хорошо .ты перенесла мою дерзкую атаку! Полежим немного, а затем - вперед к новым наслаждениям.
     Я зацеловал ее, желая выразить свою радость, любовь и благодарность. Чувствовал, как мой кинжал нежно обжимают подвижные стенки бархатных ножен. Это оказалось слишком острым ощущением и, не сдержавшись, сделал еще один толчок пенисом. Прекрасное лицо Анны исказила гримаса жуткой боли. Поэтому я постарался сдержать нетерпение. Вскоре испытал оргазм и погрузился в истому.
     Однако через несколько минут моя дорогая кузина загорелась огнем желания, и мы начали новое восхождение к наслаждению. Острая боль прошла. Ведь рану залечило надежное лекарство - мое семя. Анна чувствовала в сладкой неге, как мой дружок сновал в тесном кольце пухленьких губок, доставлял ей радость скольжением вглубь и наружу. Испытав еще три- четыре экстаза, мы буквально впали в нирвану.
     - Моя милая кузина, нам пора возвращаться, чтобы не нанести ущерба здоровью от чрезмерных стараний.
     - Как возможно, чтобы такое замечательное наслаждение было чрезмерным и нанесло вред здоровью?
     - воскликнула она страстно. Однако я все равно вынул игрушку из вагины. Она улыбнулась и пролепетала краснея: - Прости, дорогой Вальтер, мою глупость.
     Но, кажется, по-настоящему ранен ты, а не я. Посмотри на своего краснокожего.
     - Ах, ты, маленькая плутовка, - возразил я и горячо ее поцеловал. - Ведь это кровь твоей невинности. Позволь мне поухаживать за тобой.
     И я нежно приложил носовой платок к ее припухшему разрезу, а затем вытер свой отросток.
     - Этот платок, моя дорогая Анна, хранить буду как сокровище и доказательство твоей любви,. которую ты мне подарила сегодня.
     Мы поднялись с зеленого ложа, помогая друг другу уничтожить следы нашей тайны. По дороге на виллу Анна молчала, а я доверительно посвящал ее в секреты искусства любви.
     - Как ты думаешь, твои сестры и Франк имеют какое-либо представление о радостях секса?
     - Думаю, что они были бы не против испытать эти прелести на себе, - ответила Анна. - Я часто слышал; от Франка, когда мы его целовали, что это зажигает его с ног до головы. Затем она долгим взглядом посмотрела мне в глаза
     - Ах, Вальтер, боюсь, что ты будешь считать нас гадкими девчонками. Не скрою, но нередко, перед тем как лечь в постель, я и мои сестры обнажаемся и сравниваем фигуры. Иногда даже делаем кудряшки из волос на лобках у меня и Софии или балуемся маленькой прорезью Полли. Бывало, что мы изображали мальчишек. Эти игры вызывали у меня непонятно приятное чувство. Суть его я теперь знаю благодаря тебе, дорогой кузен. Хорошо, если бы ты заглянул к нам как-нибудь.
     - Может быть, ведь моя комната находится рядом с вашей. Вчера, например, я слышал, как вы смеялись и играли.
     - Да, точно, вчера вечером мы действительно забавлялись, и было очень весело. Насмешница Подла завивала кудри на моей письке. Можешь себе такое представить, мой милый?
     Анна была полностью согласна с моей идеей получать истинное наслаждение с помощью секса. Это угадывалось по ее поведению. Поэтому, не откладывая в долгий ящик, я предложил ей план наших дальнейших развлечений. В частности, намеревался увлечь Франка темой любви, посвятить его в тонкости эротических игр. Анна же организует купание сестер и уговорит их плескаться в воде голенькими. Франк и я как бы невзначай застанем трех голых девушек в бассейне и устроим им маленькое наказание. Мы договорились немедленно приступить к осуществлению нашей затеи.
     Щечки Анны порозовели, и весь ее цветущий вид говорил о хорошем самочувствии. Ее мама заметила, что наша прогулка пошла ей на пользу. Она совершенно не подозревала о том, что дочь, подобно прародительнице Еве, сегодня утром вкусила запретный плод любви и именно это добавило ей сил и бодрости.
     После обеда я пригласил Франка в мою комнату выкурить по сигаре. Как только мы вошли, я сказал:
     - Дорогой мой, тебе никогда не доводилось видеть произведение Фэнни Хилл - замечательную книгу о любви и удовольствиях?
     - Какую? Ты имеешь в виду ту, о сексе? Нет, Вальтер, не видел, хотя не прочь взглянуть на нее, - ответил Франк, и в его глазах блеснул живой интерес.
     - Да вот она. Я только прошу тебя - не очень возбуждайся. Посмотри ее, а я пока почитаю "Таймс ".
     Он сел рядом со мной в кресло. Мне было интересно наблюдать, как он читает книгу, переворачивая по несколько раз страницы и внимательно рассматривая красочные иллюстрации. Вскоре я заметил, что его член растет и поднимается.
     - Так, так, так, старик, я знал, что это тебя
     раздразнит, - заметил я и протянул руку к его пенису
     - Франк! Каким он стал устрашающим с тех пор, как когда-то мы играли друг с другом на кровати! Я закрыл дверь. Мне хочется сравнить наши инструменты., думаю, что твой по размерам не уступит моему.
     Франк, молчал, но было видно, что книга действ на него все сильней и сильней. Я запер дверь, встал с его креслом и начал комментировать рисунки, которые он рассматривал. Вскоре книга выпала у него из рук а его взгляд остановился на моих брюках, которые ниже пупка тоже прилично вздулись.
     - А, Вальтер, теперь ты стал таким же, как и я, сказал он, рассмеявшись. - Давай-ка посмотрим, чей зверь больше.
     Услужливо расстегнув мне брюки, он взглянул член. Мы оба были очень возбуждены. Дело кончилось тем, что, раздевшись, мы легли на кровать и удовлетрили друг друга.
     Потом я не преминул рассказать Франку о моих шаловливых планах. Он согласился, и мы решили пошутить над девочками, как только для этого пред- ставится возможность. Разумеется, то, что произошло между мной и Анной, я сохранил в тайне.
     В тот же день неожиданно приехала мисс Р Редквим - школьная подруга Софии и Полли. ( была настоящей красавицей: прелестные черты лица изумительный цвет кожи, алые губки, выразители серые глаза и каштановые волосы с золотистым отливом. Но самое большое достоинство - это обаятельная улыбка, не покидавшая ее лица и обнажавшая жемчужные зубки. Более того, девушка имела грациозную походку... Она замечательно пополнила женскую по вину дома. И у нас с Франком закружились голова. Гостья прибыла на целую неделю.
     На следующее утро мы с кузеном пошли прогуляться по окрестностям и заглянули в парк. Здесь находился пруд площадью 3-4 акра, окруженный со всех сторон густым лесом. К воде почти не подобраться. Это можно было сделать лишь по узкой тропинке, которая вела к насыпной земляной площадке. На ней возвышался летний домик в виде шара - раздевалка для купальщиков.
     Пологий берег пруда покрывал чистый песок. Зону купания обозначала полукруглая ограда. От основного строения к пристройке вела извилистая дорожка, проходившая через густые заросли. В них можно было хорошо прятаться. Внутри домика стояла приличная мебель: стулья, кресла, большой буфет с вином, бисквитами, сладостями и закусками. У Франка имелся ключ от входной двери.
     Мы присели в тени смоковницы и не успели выкурить по сигаре, как услышали веселый смех приближавшихся девушек. Щелкнул дверной замок. Из помещения послышался шум, топот, гам. Через некоторое время раздался голос Анны:
     - Представляю, как понравилось бы мальчикам, увидь они нас, раздевающимися для купания в таком живописном уголке на лоне прекрасной природы. Роза, смеясь, ответила:
     - Меня не беспокоит это, моя дорогая. Очень приятно сознавать, что они наблюдают за тобой. Такое может раздразнить красавчиков! Мне хотелось бы, например, чтобы в меня влюбился Франк. Он мне очень нравится. Я где-то читала: чтобы разжечь страсть мужчины, надо дать ему возможность увидеть все прелести. И именно тогда, когда он уверен, что женщина этого не подозревает.
     - Ну, если нам нечего бояться, так давайте разденемся и пойдем купаться. Вода, наверное, очень теплая! - воскликнула София, выбегая из домика. За ней бросились остальные. Девушки быстро сбросили все до нижних юбок.
     - А сейчас, - сказала София с довольной улыбкой
     - мы должны провести ритуал посвящения Розы в свободные женщины и изучить ее тело. Девочки идите сюда! Давайте снимем с нее нижнюю юбку.
     Красавица для видимости оказала слабое сопротивление, обиженно требуя от подруг:
     - Я не хочу, чтобы вы рассматривали только меня надо, чтобы и Полли показала свою пока еще голенькую бабочку и Анна - прелестную щелочку, которую она наверняка уже трогала пальчиками.
     Сестры разложили Розу на сочной траве. Ее лицо залилось краской, когда все прелести были выставлены на общее обозрение: шапочка ярко-рыжих волос вокруг лона, ослепительно белый живот и блестящи как мрамор, бедра. Все это ослепительно сияло в солнечных лучах.
     Девушки по очереди наклонялись и целовали у Розы розовые половые губки. Затем перевернули ее на живот и принялись хлопать по белой попке. Подружка все время шутливо пыталась вырваться. По попе звонко раздавались шлепки, смех и громкая воза очаровательных нимф.
     На этом представлении мы, конечно, присутствовали с самого начала. Вскоре Розе позволили встать на колени. И тогда сестрички предложили ей для поцелуя свои прелестные птички.
     Полли была последней и, обхватив руками упругую попку самой юной из моих кузин. Роза воскликнул
     - Вы сделали мне больно, и поэтому я хочу утешиться, лаская крошечную драгоценность Полли лишенную малейшего пуха. С этими словами девушка впилась губами между ног кузины так, что почти не стало видно ее лица. Можно было подумать, что она хочет всосать в себя всю малышку целиком.
     От такой ласки Полли явно возбудилась. Она держала. руками голову Розы, стараясь притянуть ее плотнее, Анна и София играли руками с вагиной Розы, ласкал ягодицы. Эта эротическая сценка продолжалась пять- шесть минут. Потом все они в экстазе повалились на траву, целуя и ублажая друг друга.
     Настало наше время. Мы вооружились пучками тонких веток и внезапно напали на юных эротоманок. От неожиданности и страха они вскочили, дико завопили и закрыли лицо руками. Девушки были настолько ошарашены, что оцепенели от ужаса. Но тут же, видимо, поняли, что коварное нападение - плод нашей хитрости.
     - Что же это такое? Какие бесстыдницы! Стегай их, Франк! - упоенно кричал я, нанося удары направо и налево, которые оставляли ярко-красные полосы на их розовых попках.
     - Кто бы мог подумать, Вальтер, что такое может случиться? Мы просто обязаны исхлестать их, чтобы выбить из их голов бесстыдные мысли! - поддержал меня Франк, работая розгами уверенно и быстро.
     Девушки визжали от стыда и боли, бегали по лужайке, спасаясь от ударов, но все было напрасно. Мы хватали их за нижние юбки, приподнимали и стегали по голым ягодицам. Но вдруг в разгар суеты Анна закричала:
     - Девочки, ко мне! Давайте снимем с них одежду. Им станет тоже совестно, как и нам. Значит, они никому об этом не расскажут.
     Нимфы решительно бросились к нам. Да, мы и не оказывали абсолютно никакого сопротивления. Поэтому они живо нас раздели и были поражены видом готовых к бою орудий.
     Франк обнял за плечи мисс Розу и повел ее в летний домик, я и сестры последовали за ними.
     В буфете нашли вино, бисквиты и сладости. Посадили по две девочки на колени, предложили им выпить шампанского. Они это сделали с большим
     удовольствием, стараясь избавиться от стыда. После нескольких бокалов я почувствовал, что сидевшие на моих коленях Анна и София, которые были со мной, начинают подрагивать от возбуждения. Еще немного, и их головки легли мне на грудь. Наши руки стали ласкать самые интимные места друг другу.
     Мой член сжимали и нежили сразу две прелестные ручки, две другие обнимали шею, две пары алых губок и два языка играли моими сосками. Я с трудом отвечал на их поцелуи. Мне стоило больших усилий, чтобы не кончить. Но в конце концов не сдержался и брызнул эликсиром любви, облив руки и бедра моих партнерш.
     Взвинченный вином и ласками, я встал с кресла, попросил Софию лечь на диван и раздвинуть ноги. Я возбуждал ее невинный орган с помощью языка до тех пор, пока не понял, что у нее оргазм. Анна же хлопотала, ублажая мою дубину, а в момент наивысшего удовольствия взяла ее в рот, высосав сперму до капли.
     Франк, Роза и Полли .проделывали то же самое: Роза по примеру Софии испытала губы Франка на своих самых сокровенных местах. Временами она вскрикивала от страсти, сжимая его голову между своих ног. Полли же между тем старалась помочь брату, ублажая его накалившийся пенис.
     Когда мы испробовали все приемы любовной игры втроем, в нас исчезли и стыд, и смущение. Мы обещали друг другу продолжить развлечение завтра, ограничившись на сегодня совместным купанием.
     Когда вернулись домой, поняли, что наше довольно длительное отсутствие осталось незамеченным.
     После обеда ко мне зашел Франк, чтобы выкурить сигару. Наше эротическое приключение произвело на него большое впечатление.
     - Я просто не в состоянии ждать до завтра, чтобы насладиться прелестной Розой, - воскликнул он, - боюсь, что в совместной оргии может что-то помешать нашему наслаждению. Нет, нет! Я должен войти к ней сегодня ночью, сам.
     Я постарался внушить ему, что нельзя ни торопиться и ни допустить в этом деле ошибки.
     - Надо сначала убедиться, - поучал я строптивого Франка, - что Роза достаточно подготовлена и готова расстаться с невинностью. Но уговоры оказались напрасными.
     - Ты посмотри, - воскликнул он, расстегивая брюки и вынимая своего удава: напряженного, вибрирующего и с блестящей пунцовой головкой.
     Вид пениса был настолько провоцирующим, что я не смог сдержаться. Сигара выпала из губ. Я опустился на колени и начал страстно целовать, обжимать губами и ласкать рукой это замечательное творение природы. Член разрядился мне в рот. Франк стонал от неописуемого блаженства.
     После того, как острые ощущения спали и напряжение было снято, мы успокоились и продолжили беседу. У нас сложился довольно интересный план на предстоящую ночь.
     Суть его состояла в следующем. Франк войдет ночью в комнату Розы и силой страсти увлечет ее в мир блаженства. Я же ворвусь внезапно и как бы случайно несколько позже. Застав их в разгар любовной игры, предложу себя для продолжения сладостных приключений, но уже втроем.
     Поужинав, мы собрались в холле. Роза и Полли музицировали и пели романс "Что шепчут дикие волны". Анна и София шепотом попросили меня прогуляться в саду. Мы вышли из дома. Вечер был полон очарования. Лунный свет заливал кусты, деревья и дорожки, делая их еще красивее и таинственнее. Царство тишины и покоя, благоухания вечерних цветов и трав, атмосфера таинственности и сказочной красоты - все это кружило нам головы, пробуждая чувственность.
     Мы брели по широкой дорожке, которая постепенно сужалась и незаметно превратилась в узкую тропку. Ничто не нарушало прелести вечера и прогулки. шел между девушками, крепко обнимая каждую рукой. Временами на минутку останавливался и ласке груди прелестниц нежными поцелуями. Инстинкт любви вел нас в самый уединенный уголок сада. Там было изумительное место для наслаждений; темная уютная полянка, покрытая пушистой травой.
     - Как замечательно пахнут фиалки, - вздохнут София. Я в этот момент укладывал ее на траву. Мои руки без устали поглаживали шелковистый и волнующий лобок.
     - Как прекрасно пахнет, - бормотал я, целуя девственные губки ее киски, которой я хотел овладев полностью.
     - О, Вальтер, Вальтер! Что ты делаешь? - возбуждалась девушка.
     - София, ты позволишь мне услаждать тебя так как сегодня утром я это делал с Анной? Уверяю, тес будет очень приятно! В этом нет ничего неприличного! Спроси сестру - ей было очень хорошо. Анна горячо поддержала мою просьбу:
     - Дорогая Софи, разреши ему это, и ты испытаешь то, чего не знала, не чувствовала никогда раньше.
     Ее слова убедили Софию. Я помог ей удобно лечь на спину, поднял платье. Анне тоже не терпелось развлечься. Мне не составило большого труда убедить её устроиться сзади и заняться моим фаллосом, который становился любимой игрушкой кузины.
     Наклонившись вперед, Анна легко достала член полностью овладела им. Моя голова находилась между ног Софии. Я вел игру с ее девственным лоном стараясь прихватывать губами внутренние лепестки краешки которых выступали наружу. Свернув язык трубочкой, пытался дотянуться до чувствительной пуговки.
     В это время Анна с упоением забавлялась моим членом и яичками, которые брала по очереди в рот и щекотала языком. Я не сдержался и залил ее лицо эликсиром любви. Но Анне, похоже, и это было по вкусу. Наблюдая за нами, и София испытала оргазм: из ее девственного разреза вытекли первые капли нектара.
     - О, Вальтер, милый, что происходит со мной? Я задыхаюсь от удовольствия!
     Мы втроем некоторое время лежали в изнеможении в сладкой дреме. Потом я сел, ко мне прильнула София. Она восторженно шептала:
     - Изумительно, дорогой Вальтер! Это и называется радостью любви? А что делала Анна? Она ведь тоже получила наслаждение?
     Я был поражен. Возможно ли, чтобы такая невинная девочка была такой страстной. Она ни секунды не молчала:
     - Вальтер! Ты должен устроить для нас урок любви. Я очень хочу научиться всему, что вы делали с Анной. Ты, сестричка, не будешь ревновать, а?
     - Нет, Софи. Но сейчас нам пора домой. Мы уже давненько покинули Франка с Розой. Как там у них дела?
     Пришлось эротические игры отложить до другого подходящего момента.
     Когда мы вошли, красавица Роза, вся пунцовая, как живой цветок, в смущении прошептала:
     - Ах, какие мы бесстыдники, но, по правде говоря, кто мог бы отказать такому красавцу, как твой брат, Анна! Франк уговорил меня, и я позволила ему целовать мою птичку. А он разрешил ласкать своего петушка губами. ' Анна возразила подруге, сказав, что здесь нечего стыдиться. Ведь и они - Анна, София и Вальтер - только что занимались тем же самым.
     Только лишь Полли не испытала удовольствия. Она, хотя и видела, чем занимались Роза и Франк, но не проявила к этому интереса.
     Прозвенел колокольчик, приглашая к вечернему чаю. Подкрепившись, мы направились по своим комнатам.
     - Ну, старик, на сегодняшнюю ночь все улажено,
     - доложил сияющий Франк, как только мы остались одни. - Роза будет меня ждать. Она не запрет дверь на ключ. Правда, я обещал, что не позволю ничего, кроме поцелуев.
     Мы выпили по бокалу вина и выкурили по сигаре. Франк был очень возбужден и после нескольких затяжек пошел к Розе. Я быстренько разделся и поторопился за ним. И вот мы уже у ее двери. Она и вправду оказалась не запертой. Франк тихо проскользнул в совершенно темную комнату. Я также проник незамеченным и спрятался за шторой.
     Роза не спала и ждала Франка. Послышались звуки поцелуев, вздохи. Особенно радостным был голос моего друга, ласкающего прелести юной девы.
     - Дорогая Роза, давай зажжем свечи, чтобы я смог любоваться красотой твоего тела. Зачем ты погасила свет?
     Роза для приличия посопротивлялась, но вскоре сдалась, и в комнате загорелось полдюжины подсвечников.
     - Милая, нам нужно раздеться, посмотреть друг на друга, на наши тела, прежде чем станем целовать интимные места.
     Я видел, как Франк и Роза сняли ночные рубашки. Заметил также мощный мужской ствол в состоянии полной готовности. Франк попытался сразу ввести член между ног девушки.
     - Ой, нет, нет! Ты же дал мне слово, - воскликнула Роза в испуге, стараясь вырваться из крепких объятий.
     Франк остановился и ласково вручил Розе свое сокровище. Однако на сей раз сделал попытку нежно и настойчиво протолкнуть свою ногу между ног милашки. Его движения неожиданно стали резкими и решительными. От вежливости его не осталось и следа.
     - Обещал, обещал! Но разве можно сдержать обещание, если ты, дорогая, меня так искушаешь? Твоя красота, непосредственность свели меня с ума. Не противься, я умру, но не отступлюсь от тебя!
     - Нет, нет, не надо, я не хочу! - Роза упорно сопротивлялась. Вскоре стало ясно, что все ее попытки ускользнуть ни к чему не приведут. Судорожные движения тела, переплетение ног в борьбе еще больше возбуждали Франка. На глазах он зверел.
     Силы девушки слабели. Франк все-таки завоевал позиции: его ноги оказались там, где им нужно быть. После этого неизбежно наступил финал. Казалось, Роза ничего не почувствовала и осталась безразличной. Я воспользовался моментом, подошел к кровати и встал на колени у их ног.
     Наблюдать мне было удобно. Я хорошо видел окровавленный ствол Франка, который быстро входил и выходил из вагины. Оцепенение его партнерши постепенно проходило. Она начала робкими движениями помогать моему другу. Удовольствие захватывало ее. Голые ягодицы все чаще подпрыгивали от нарастающего наслаждения. Наконец и они замерли в экстазе. Только пальцы рук девушки судорожно царапали плечо партнера, как бы желая еще большего слияния.
     Пока испытывающие оргазм любовники лежали в трансе, я наклонился к девушке и поцеловал ее в губы. Когда же она открыла глаза, быстро прижал ко рту ладонь, чтобы Роза не закричала. Затем поздравил ее
     с освобождением от своей докучливой невинности. ? заметил, что тоже хотел бы принять участие в её развлечениях. При этом обратил внимание на мой пенис, который давно уже находился в состоянии крайнего возбуждения.
     Мы заранее договорились с Фрайком во втором раунде любовных игр попросить Розу лечь на меня чтобы не тревожить больше ее только что покоренную прелесть. К общему удовольствию, она согласилась. Едва я оказался под девушкой, как растворился в экстазе, влив в ее еще не остывший и пораненный орган любви струю моей признательности. Горячая влага оживила Розу, ее таз начал двигаться, и Мы почти без перерыва начали новый заход.
     Импульсивный Франк не мог этого стерпеть: его отросток торчал, как кол, и был готов войти куда угодно. Он попытался пристроиться сзади Розы, чтобы проникнуть в лоно вместе с моим членом. Не удалось Тогда его внимание привлекла розовая звездочка ануса. Мой кузен исхитрился и проник всей длиной фаллоса в нее. Девушка еще плотнее прижалась ко мне и была на грани очередного оргазма.
     Я попросил Франка и Розу замереть на мгновение Мне очень хотелось насладиться особым ощущением, когда два дрожащих от нетерпения члена отделялись друг от друга тонкой перегородкой. Видимо, и кузен был на седьмом небе от счастья, и мы впали в нирвану Потом в течение ночи много раз повторяли эту замечательную позицию, но первое ощущение все-таки было незабываемым.
     Следующим утром Анна и ее сестры к завтрак) вышли первыми. Наше опоздание расценили как пренебрежение к их обществу. Так долго спать! Что же. теперь девушкам скучать почти до полудня? А Роза вообще предпочитает принимать пищу в постели. Матушка с укоризной добавила: - Вальтер, никогда бы не подумала, что ты заразишься ленью хитреца Франка. Тебе так нравились променады ранним утром. Посмотри на Анну: куда делись сегодня ее свежесть и румянец, которые украсили ее лицо благодаря вашим совместным прогулкам?
     Анна вспыхнула. Я постарался отвлечь внимание родителей своим пространным рассуждением о трудностях горожан:
     - Кто постоянно живет в городе, страстно жаждет подышать свежим воздухом. Однако вся беда в том, что многим, в том числе и мне, после прогулок очень хочется спать. У меня это желание настолько сильно, что за ужином с трудом сдерживаюсь, чтобы не заснуть. Утром же долго не могу разлепить глаз.
     - Я рад, дорогой Вальтер, что ты доходчиво разъяснил всем, что дело не только в нашей лени или хитрости. Вот и на меня свежий воздух действует точно так же, - добавил Франк.
     Отец Франка ограничился небольшой иронической фразой, выражавшей недоверие к нашим высказываниям. В конце завтрака он обратился ко мне:
     - Вальтер, не хотел бы ты прогуляться верхом на лошади миль за двенадцать, чтобы выполнить мое поручение? Франка посылать бесполезно. Он будет долго собираться, а когда наконец выберется, то, чего доброго, заснет по дороге. Вдобавок ко всему я не могу ему доверить миссис, которой адресую приглашение. Будет лучше, если поедешь ты. Речь идет о жене полковника Люли, которая еще достаточно молода и полна жизни. Поэтому не хотелось бы однажды узнать, что Франк замешан в интимных делах с женой моего Друга.
     Конечно, я с радостью согласился выполнить просьбу дяди. Единственное, что меня насторожило, это выражение неудовольствия и ревности, промелькнувшее на лице Анны. Не прошло и часа, как я был в седле и, пришпоривая коня, помчался. Меня ожидало новое приключение Поначалу я не строил никаких планов на предмет встречи с незнакомкой, жившей в поместье полковника. Однако прекрасная солнечная погода и бодрящие утренний воздух взбодрили меня, и к дому полковника я подъехал свежим, отдохнувшим и в довольно игривом настроении. Скачка верхом на лошади пробудила во мне разные чувственные желания. А точнее, у мена было острое похотливое состояние, и мне не терпелось встретиться с миссис Лесли.
     У ворот меня встретил негр-сторож, который и проводил к дому. Вскоре я стоял перед входом во дворец, построенный в стиле старинной архитектуры елизаветинской эпохи. Дверь открыл симпатичный молодой индус. Миссис Лесли попросила извинить её за то, что не может спуститься в холл, так как еще не закончила туалет. Но, если я не возражаю, она примет меня в своем будуаре...
     Как я мог возражать! Напротив, был очень рад, этому. В будуаре меня встретила хозяйка дома - обворожительная молодая дама чуть старше двадцати лет. Я поцеловал ей руку и после приглашения сел в кресло рядом.
     - Итак, как я полагаю, вы - кузен Вальтер. А почему не приехал Франк? Передайте ему, - сказал она с озорной улыбкой, - что рада вас видеть не менее чем его. Желаете чашечку шоколада после такого путешествия? Пожалуй, и я выпью с вами. Хотя прежде посмотрю, что там в конверте дяди. - С этими словами она вынула несколько документов. Здесь же было и письмо - приглашение посетить его дом.
     Дама позвонила. Вошел дворецкий, средних лет индус, который сопровождал меня в будуар.
     - Подайте две чашечки шоколада и бисквиты. И не забудьте принести бутылочку нойю. - Я заметил, что миссис Лесли все время поглядывает на меня. Когда дворецкий вышел, сказала:
     - Замечательный тип иноверца, не правда ли? Он служил полковнику еще до нашей свадьбы. Сейчас муж отсутствует. А я, молодая женщина, вынуждена жить одна с этими истуканами - негром и индусом. Как вы считаете, это вежливо со стороны мужа?
     В таком духе она продолжала разговор, не давая мне возможности вставить хотя бы слово. Вскоре дворецкий принес шоколад. Миссис Лесли предупредила прислугу, что будет занята изучением документов. Следовательно, никто не должен ей мешать. Теперь, когда мы остались вдвоем, она приступила к изучению бумаг, а я продолжил рассматривать красавицу.
     На ней был элегантный халат, глубокий вырез которого позволял видеть верхние округлости ее, грудей. Он то и дело распахивался, обнажая стройные ноги, обутые в изящные домашние туфли из голубого сатина.
     Закончив дела, миссис добавила в чашечки с шоколадом по нескольку капель нойю и села рядом на миниатюрный низенький диванчик.
     - Выпейте шоколад залпом, как делаю я. Это гораздо лучше, чем пить маленькими глотками, да еще . и остывший.
     Я последовал совету, и мы опустошили чашечки одновременно. Почти мгновенно тепло разлилось по телу. Одновременно зашевелился мой разбойник. Рука непроизвольно потянулась к очаровательной хозяйке. Я обнял ее и поцеловал в губы. Вторая рука тоже не бездействовала - легла на грудь, которая так аппетитно выглядывала из декольте халата.
     - Ай-яй-яй! Как вам не стыдно, мистер Вальтер? Как вы осмеливаетесь так вести себя с беззащитной женщиной?
     - Дорогая миссис Лесли, умоляю, простите мою вольность и успокойтесь. Я очень благодарен вам за чашечку изумительного напитка, который вызвал буйный прилив сил. Виной всему ваша несравненная красота. Она против моей воли толкнула на необдуманный поступок. Умоляю, простите. Я поступил как из желаний и темперамента. Уверен, что поймете меня оправдаете, - воскликнул я, пряча, однако, лиц между ее грудей и продолжая судорожно обнимать её талию.
     Внезапно жена полковника вскрикнула и откинулась назад:
     - О, о, ой, помогите! Ногу свела судорога, о, ой1 - Чашечка из-под шоколада, которую она продолжен держать в руке, упала к ее ногами разбилась.
     - О, ой, оставьте меня, Вальтер. Простите, но мне нужно сделать массаж! Для меня это был настоящий подарок.
     - Разрешите мне, дорогая миссис. Вы так страдаете, а я студент-медик.
     Отогнув полу халата, я начал массировать обеим руками поочередно то одну, то другую ногу. Нужно ли говорить, какие чувства поднимались в душе от прикосновения к ногам изумительной красоты. Кровь бурлила в жилах, а пальцы рук непроизвольно поднимались все выше и выше. Не сдержавшись, стал целовать ее колени, нежную и душистую кожу бедер Миссис Лесли глубоко вздохнула и тихо сказала
     - О, спасибо, судорога прошла. Но прошу вас прекратите свои шутки. Нехорошо пользоваться мое беспомощностью.
     - Нет, нет, миссис, опасность еще есть. Судорога может повториться и в другом месте. В мышцах бедер например. Позвольте, я сделаю легкий массаж бедер. Воспринимайте меня как вашего доктора.
     - Ах, вы негодник и хитрец! Вы думаете, я не поняла смысла ваших ласк и поцелуев? Но делать нечего, и я покоряюсь вам, дорогой Вальтер. Не скрою, хотелось посмотреть, как вы будете вести себя. Должна признаться, не ожидала, что вы проявите галантность при таком бешеном темпераменте. Теперь, попав в собственные сети, я в вашей власти.
     Она хлопнула пушистыми ресницами выразительных черных глаз и продолжила:
     - Однако какой вы нетерпеливый! Этим вы испортите все. Я не позволю вам овладеть мной, если вы не проникнете сначала в мой храм любви и не поцелуете его.
     Как завороженный, я пытался раздвинуть ее колени, а она щебетала без остановки:
     - Вальтер, разденьтесь, снимите ваше платье. Я хочу видеть моего Адониса, как вы видите свою Афродиту, - произнесла она и сбросила на под халат, свое единственное облачение.
     Миссис прижалась ко мне. Затем помогла мне снять верхнюю рубашку, аккуратно расстегнула пояс и пуговицы брюк - одну, другую. Глядь - и в руке миссис затрепетал мой орел.
     В страстном поцелуе она прильнула к моим устам, и я почувствовал во рту ее нежный бархатистый язычок. Мой член не выдержал напряжения и выплеснул на руки и живот красавицы струю горячего эликсира.
     - Ах вы, бесстыдник, такой нетерпеливый! Ну нет, снимите, мой дорогой, сначала всю одежду. Вот так, вот так, а потом в кровать, заниматься любовью. Муж этого вполне заслуживает. По его милости я скучаю всегда одна и не в состоянии удовлетворить свои желания. Однако вы, Вальтер, очень симпатичный, у вас могучий инструмент, ровная гладкая кожа, такая нежная и эластичная. И еще мне по душе настырность головки пениса. Она зарделась от возбуждения:
     - Вальтер, скажите, как вам больше нравится называть его? Вот я сказала "инструмент". Это правильно? Инструмент любви! Мой муж говорил, что это "разбойник". Но мне не нравится такая кличка, слишком грубая, не правда ли?
     Пока она без устали тараторила, я разделся до нижней рубашки, прикрывавшей мое тело лишь до пупка. Ну что было делать, как не обняться и, прижавшись друг к другу, направиться в спальню.
     Миссис Лесли села на край кровати, а я встал перед ней на колени, чтобы поцеловать ее лоно. это был незабываемый момент. Перед моими глазами предстал мягкий и теплый грот чувственной страсти, прикрытый черными короткими кудряшками. Интересно, что наружу высовывался вздувшийся, упругий бутончик длиной не менее двух дюймов. С него-то я и начал работу губами. Так старался, что через пару мину женщина испытала оргазм. Тем не менее она попросила повторить ласки, и клитор почти мгновенно вновь напрягся и стал большим.
     Наконец, я сбросил свою рубашку и лег рядом с миссис Лесли. Она приподнялась на локте и наклонилась к моему приапу. Погладила его рукой, оттянула назад кожу, легонько провела ногтями по внутренне стороне бедер. Затем скользнула к яичкам, слегка сжимая пальцами каждое и перекатывая его в мошонке. Особенно хорошо было, когда Люли осторожно царапала ногтями нежную кожу мошонки.
     - Как жалко, - сказала со вздохом моя красавица
     - что пенис, выстреливая, теряет силы! Ну почему миг наслаждения так краток? Однако вот, кажется, он снова ожил и способен доставить мне удовольствие
     Она вскочила и встала надо мной, протянула мне руки. Я поддержал ее, пока она опускалась на мой торчащий кол. Подготовленная мною вагина мягко как чехол, натянулась на игрушку. При этом напряженный бутончик скользил по стволу, создавая незабываемое наслаждение. Чтобы усилить радостный миг, я взял клитор двумя пальцами и начал медленно массировать.
     Женщина дрожала, уголки рта конвульсивно подергивались, она была наверху блаженства, потом со стоном упала мне на грудь.
     Во время отдыха после очередного оргазма она рассказала, что оказалась в моих объятиях практически девственницей. Муж-полковник, обладая маленьким членом, так и не смог прорвать, а лишь чуть-чуть поранил девственную плеву. Неудачный акт любви отбил у него охоту этим заниматься, и он избегал близости с супругой.
     Приподнявшись, я посмотрел на мой отдыхающий орган. Действительно, он был испачкан кровью. Причем несколько капель даже упали на простыню. И только тут я удивился поступку миссис Люли, которая, не предупредив меня, сама села на горячий кол фактически девственной вагиной.
     - Ах, милый Вальтер, я чувствую, что мустанг вновь хочет скачки, и я готова пойти ему навстречу. Но сейчас прошу: когда ляжешь на меня, то будь осторожен, так как мне все-таки немного больно.
     Опустившись на колени между ее ног, я подложил подушку под ее ягодицы. Не забыл смазать кремом член и вход во влагалище. Таким образом, подготовил ворота в рай блаженства для моего фаллоса. Несомненно, это создало наилучшие условия для очередного акта любви. Ведь ущелье моей дамы было узким и неразработанным. Мой поршень обжимали горячие влажные складки, а вход сторожил упругий клитор.
     Бедняжка миссис Лесли после великого поста воздержания решила отдать все силы удовлетворению чувственной страсти. Я тоже испытывал новизну острых ощущений. В результате наслаждение было полным. Наш одновременный оргазм оказался настолько сильным, что почти без сознания мы лежали в полной прострации. Только через час очнулись в объятиях друг друга.
     - Дорогой Вальтер, доставьте мне радость - сядьте на меня так, чтобы я могла ласкать милую игрушку руками и ощущать ее между грудей.
     Конечно, я охотно выполнил просьбу. Лесли гладила член рукой, а затем, сжимая груди, держала его так что он попадал в сладкий плен теплых нежных полушарий. Ласки понемногу оживляли мою страсть. И когда она ввела палец в вагину, а затем вставила в мой анус, это привело меня к новому оргазму.
     - Ну а теперь, дружок, мы можем немного остыть и вернуться к изучению письма вашего дяди, - проворковала моя голубка.
     Возвратившись на виллу, я встретил обиженную Анну. Ее интересовали подробности моего визита. Но кто бы рискнул раскрыть их девочке? Обронил лишь что жена полковника привлекательная и гостеприимная женщина. Она оставила меня отобедать, прежде чем написала ответ на письмо дяди.
     На следующий день в столице графства одна из лондонских трупп давала последнее представление. Дядя предложил поехать всем в театр. Большинство согласилось, но Анна и София, лукаво подмигнув мне. отказались от поездки, сославшись на то, что уже видели эту пьесу. Я тоже не проявил желания, поскольку был на этой постановке не менее полдюжины раз.
     Около шести вечера коляска с Розой, Полли, Франком и с родителями отправилась в город. Как только она скрылась из виду, мы поспешили к пруду. Погода стояла теплая, и ничто не препятствовало нашему отдыху и наслаждениям. Довольно быстро пришли в летний домик. Я предложил выпить шампанского. Идею одобрили и вскоре опустошили одну за другой две бутылки. Нам становилось жарко, и мы понемногу раздевались: я остался в одном нижнем белье, девушки тоже. Чтобы использовать предвечернее теплое время, решили искупаться в озере. Веселясь и не стесняясь друг друга, мы сбросили последние одежды и остались в костюмах Адама и Евы.
     - Анна, прошу тебя, не ревнуй. Пришел черед твоей сестры стать женщиной. Ведь об этом мы уже договорились в прошлый раз. - Я обнял Софию за плечи и повел в домик.
     - Вальтер, ты просто непредсказуем, - ворчала Анна, следуя за нами. - Наверное, все мужчины так непостоянны. К Софии я не ревную, но вот миссис Лесли - это совсем другое дело. К ней я действительно ревную! Уверена, что ты, мой милый, вчера был близок с ней. Потому что выглядел одновременно усталым и довольным. Твой вид лучше любых доказательств говорил о провинности. Я знаю эту женщину, и вряд ли найдется мужчина, который устоит против ее чар.
     - Как тебе не стыдно, Анна! Не далее как вчера ты сама утверждала, что любовь свободна. Я не думаю оправдываться да, виноват, но сегодня искренне прошу прощения. Помоги мне, пожалуйста, раскрыть бутон Софии, сорвать с него девственность, чтобы дать возможность цветку распуститься. После этого я буду в полном твоем распоряжении и готов трудиться как пчела. Мне кажется, миссис Лесли охотно приняла бы участие в наших играх. Так что не омрачай наши отношения ревностью, ты же умница.
     Мои слова сопровождались горячими поцелуями. Сестры заверили, что никогда не опустятся до ревности. И будут рады, если расширится круг участников наших игр.
     - Знаешь, Вальтер, мы такие непросвещенные, глупые и совершенно не знаем искусства любви. Мы твои сестры слишком простодушны и робки, чтобы понять все тонкости взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Если ты станешь нами руководим то охотно последуем за своим наставником. Анна обняла меня, взяв в руку всеобщего друга
     - Ну, а теперь от слов к делу. Я беру на ее обязанность показать нашему разбойнику, которого ты, Анна, так обожаешь, где хранятся сокровища твоей сестры - самый сладкий сундучок, с которым могут сравниться все богатства в мире. А ты, Софи будь мужественной. К сожалению, полностью боли не избежать, но твоя решимость поможет облегчить её. Зато потом ты получишь безграничное блаженство любви и многие другие трудно объяснимые радости
     Кузина была спокойна. Она давно готовилась освобождению от девственности. Ей даже очень хотелось этого. Тем более что хирургом будет обожаемый Вальтер. Она охотно легла на диван и широко раздвинула ноги.
     - Дорогой Вальтер, не скрою, что горю нетерпением отведать сладкие плоды любви. Я завидую старшим, когда они доставляют радость друг другу. Умоляю тебя, делай свое дело! Я потерплю. Ведь именно ты, мой друг, лишишь меня ненавистной Девственности!
     Я занял позицию между ног Софии. Анна держа рукой мой штык, наклонилась и с удовольствием ласкала языком маленькую прорезь Софии, захватывая ртом краешки розовых лепестков и кончик маленького бутончика. Эта процедура очень нравилась девушке. Но тут Анна неожиданно отстранилась от сестры и взяла в рот головку члена, покусывая ее зубами, щекоча кончиком языка. Я был близок к оргазму. В этот момента Анна воскликнула:
     - Вальтер, наноси свой удар. София готова встретить его. - Она пальцами одной руки осторожно раздвинула пухленькие ожидающие губки вагины, а другой точно направила член в цель. К этому времени я был так возбужден, что не выдержал, и струя спермы брызнула на руки Анны, в промежность Софии.
     - Ну, толкай же, толкай пенис, милый Вальтер! Победа близка, - жарко шептала Анна. - Твое семя сделает удар не очень болезненным.
     Она подсунула руку под ягодицы Софии, стараясь помочь мне.
     Первый удар я нанес достаточно сильный. Головка моего питона проникла в тугие кольца тесного влагалища и уперлась в ворота крепости.
     София страдала. Ей было больно. Она стонала, сдерживая крик. Но тем не менее взяла рукой мой отросток. Можно было подумать, что она ревнует и хочет сама показать дорогу в грот любви. Ее пальцы скользили вверх-вниз, тискали член в ладонях, стараясь придать ему силу и крепость. Я был тронут таким доверием и отвагой:
     - Милая, еще секунда, и ты будешь женщиной! Мощным рывком я бросился на бастион, и через мгновение он был разрушен. Фаллос по самый корень вошел внутрь, обильно оросив недра прекрасного вместилища...
     От напряжения и оргазма я лежал почти без чувств на милой Софии. Через некоторое время она приоткрыла глаза, улыбнулась и сложила губки для поцелуя. В этот момент рука Анны протиснулась между ягодиц. Пальцы охватили мошонку и начали Нежно перебирать шары. Ласки кузины, игра ее вульвы с моим отростком скоро привели к тому, что упавший было член вновь восстал и дал продолжительное и глубокое наслаждение нам обоим.
     - А! Ах! Дорогой Вальтер, кажется, из меня уходит моя душа, о... о... блаженство, - вскричала София. - Вот она, награда! - София судорожно извивалась целуя и кусая мои плечи, крепко прижимаясь ко мне
     Купание в озере оказалось для нас в высшей степени тонизирующим. У всех настроение было радостным, ведь посвящение Софии в женщины прошло удачно. Наслаждение, которое она испытала, сгладило все неприятные моменты этой процедуры. Мы сидели и смеялись, пили шампанское, шутили над скромностью приапаа. Раскованная обстановка положительно подействовала на забияку - он поднял голову вновь отвердел. Девушки тут же возбудились. Анне захотелось посмотреть и поцеловать у Софии "несчастненькую пипку", которая сегодня стала "настоящей женской вагиной ". Она склонилась над сестрой и ста залечивать языком нанесенные раны. В свою очередь та дотянулась до вагины Анны и ответила ей тем же. Момент был очень подходящим, и в дело вступил мой корсар.
     - Ну, Анна, теперь я заставлю тебя испытать совершенно новые ощущения, - подумал я. Но в э мгновение София, которая не подозревала о моих намерениях, схватила рукой мой член.
     - Я хочу поцеловать сладчайшую вещь, котор принесла мне незабываемые радость и наслаждении
     Она поднесла член ко рту, взяла головку своими перламутровыми зубками и стала любовно покусыва его, чуть вновь не доведя меня до оргазма. В это время нежно массировал попку Анны. Затем осторожно ввел ей два пальца в розеточку. А та, вынув член и рта, направила его в ее влагалище, но сестра вне себя от возбуждения воскликнула:
     - Нет, нет, направь его туда, где пальцы Вальтер Хочу испытать это ощущение до конца!
     София послушно передвинула член к маленькой темноватой кнопке ануса. Я был приятно удивлен, что сестры так быстро поняли и охотно восприняли новую идею. Мой член, хорошо смоченный каплями наступающего оргазма, отменно прошел в глубь на всю длину второго девственного отверстия Анны.
     Какое наслаждение мы испытали! Анна извивалась в экстазе так сильно, что я едва удерживал ее за бедра. София здорово помогала нам. Одной рукой она щекотала мои шары, а другой - клитор Анны. Оргазм охватил всех одновременно. Обессиленные, мы вповалку лежали друг на друге.
     Немного отдохнув, еще раз искупались. На берегу растерли тела полотенцем, оделись и направились домой. Темнело, на землю стал опускаться туман.
     Спустя пару часов, приехали родители, Роза, Франк и Полли. Мне не терпелось послушать кузена: я был уверен, что поездка не обошлась без приключений. Ведь весь вечер - огонь и пламя - Роза и Франк находились вместе. Перед сном Франк пригласил меня к себе в комнату.
     - Знаешь, Вальтер, по дороге в город было еще светло. Поэтому мы вели себя прилично. В театре во время спектакля все вместе сидели в одной ложе, я, Роза, Полли, папа с мамой. Едва уселись, как вид соблазнительных грудок Розы так возбудил меня, что зверь вскочил и напряженно застыл. Тогда я взял руку Розы, затянутую в перчатку, и приложил к брюкам. Никто не видел, как она стала гладить мне член поверх ткани. Этого оказалось достаточно, чтобы пустить струю спермы в трусы, к великой радости моей красотки. Я видел, как она заулыбалась, в то же время пришла в сильное возбуждение. Наклонилась ко мне и прошептала:
     - Как жаль! Я понимаю, что поступила нехорошо, но давай воздержимся от взаимных ласк до более удобного случая.
     - Я тебе отплачу, когда будем возвращаться, - прошипел я ей в ответ.
     На обратном пути папа и мама почувствовав усталость и согласились выпить по глотку бренди бутылочку которого прихватили с собой. Никто не знал, что перед поездкой я подмешал в вино снотворного, и через несколько минут родители мирно посапывали. Полли тоже притворилась спящей.
     Не мешкая. Роза быстренько перебралась ко мне на колени. Я с жаром принялся ласкать желанное тело. Но и Роза не сидела сложа руки. Она расстегнула брюки и запустила туда руку. Пенис, как штык, уже наготове и быстро выпрыгнул наружу. Наши губы встретились в долгом поцелуе, который еще больше горячил кровь.
     Я чувствовал, что Роза сгорает от нетерпения и вот впадет в любовный транс. Поэтому быстро поднял подол ее платья, стянул книзу трусики и приподнял немного вверх. После чего направил член точно в вожделенную щель между ног. Девушка в одно мгновение оказалась нанизанной на него, как бабочка на булавку.
     Не скрою, уважаемый кузен, я был наверху блаженства, испытывая райское наслаждение и подлинную любовь. Роза не шевелилась в течение нескольких минут. Мы сидели, замерев и погрузившись в пучину неизъяснимого блаженства.
     Вот и сейчас, пощупай, разбойник напрягся и дрожит от нетерпения. Я, чуть помедлив, расстегнул Франку брюки, вынул пылающий орган, несколько погладил его рукой, и из него брызнула струя спермы.
     Наступило утро. Папа и мама под влиянием снотворного долго оставались в постели. Тем временем наша дружная компания договорилась о программе развлечений на вторую половину дня и вечер.
     Накануне совсем случайно я познакомился с двумя девочками четырнадцати и пятнадцати лет. Оказалось, что это дочери наших соседей. Я попросил Анну пригласить сестер, чтобы они присоединились к нам. Девушки пришли к чаю, который подавался на свежем воздухе в павильоне.
     После обеда я сообщил дяде, что мы решили прогуляться по лесу и приглашаем их с тетей.
     - Нет, дорогие, спасибо. Мы очень боимся сырости. После вчерашнего вечера, кстати, никак не придем в себя. Нет, лучше нам остаться дома. Вам же желаем весело провести время и развлечься так, как когда-то делали это мы в дни нашей молодости, - доброжелательно отклонил предложение дядя. Именно этот ответ мы надеялись услышать.
     Слуги приготовили легкую закуску и уложили ее в корзинки. Около трех пополудни мы отправились в чайный павильон, который находился далеко в лесу, очень уютный, весь увитый кустами ароматной жимолости. Франк и я немедленно принялись ухаживать за юными дамами.
     Одна из сестриц - Эмилия - была яркой брюнеткой с большими черными глазами и большим подвижным ртом, придающим особое выражение лицу. У нее были жемчужно-белые зубки, поэтому живо представил себе, как они покусывают в любовном экстазе головку моего члена. Подобная мысль пробуждала во мне острое желание. Ее сестра Луиза не уступала ей в привлекательности.
     Прислуга, приготовив нам стол, была отпущена с условием, что на следующий день уберет павильон. Кроме того, с одним из слуг милая Анна послала записку к матери сестер-соседок. Она предупреждала, что девушки могут задержаться допоздна и в таком случае останутся ночевать в доме ее родителей.
     Как только остались одни. Франк и я закурили. Предложили и девушкам по легкой сигаре. Авиа и Роза, поблагодарив, согласились и подали пример остальным. Я открыл шампанское. Наши нимфы клялись, что никогда не пробовали вина. Все стали подтрунивать над ними, называя маменькиными дочками, способными только держаться за подол.
     Насмешки подействовали: сестрички сначала пригубили, а затем залпом выпили по целому бокалу. Скоро они раскраснелись, развеселились, охотно кушая сандвичи, пирожные и другие сладости. Мы следили, чтобы они выпили вина ровно столько сколько нужно для создания хорошего настроения. Роза и мои кузины, конечно же, догадывались о наших с Франком намерениях, но охотно помогали преодолеть скованность и робость Эмилии и Луизы
     Кто-то предложил игру в салочки, и веся компания разбежалась по лужайке. Когда пришла очередь водить нам с Франком, мы постарались поймать сестричек. За то, что они попались, потребовали выкуп - поцелуй. Они платили, напуская на себя показное равнодушие, но нам было ясно, что страшно волновались. Ведь все для них были таким новым и неожиданным!
     После окончания игры все вновь выпили по бокалу шампанского. Вскоре решили играть в прятки с условием, что прятавшиеся не должны слишком далеко удаляться от поляны. Мы распределились по парам: Эмилия и я. Франк и Луиза, Полли и Соня, Анна и Роза водили.
     Неподалеку, я хорошо помнил, находилась вырытая в песке пещера, в детстве мы с Франком играли в Робинзона и Пятницу. Она была немного замаскирована и имела матерчатый полог, который закрывал её вход.
     Кузина, я и сестры-соседки спрятались в этом укрытии, уверенные, что нас придется долго искать. Пещера оказалась достаточно большой, и все четверо могли удобно разместиться на мягком песчаном полу, но в полной темноте.
     - Вы очень красивая, - прошептал я на ухо Эмилии, целуя и обнимая за талию.
     - Перестаньте, прошу вас, - ответила она так же тихо. - Если вы будете плохо себя вести, я не останусь в этой дыре.
     - Не говорите так жестоко. Я питаю к вам самые нежные чувства. Разрешите мне, дорогая Эмилия, обращаться к вам на "ты" и в знак нашей дружбы поцеловать. Ах, как легко и душисто твое дыхание! Чего же ты боишься? Ведь я так люблю тебя, и ничего не надо бояться, моя дорогая, - шептал я своей подруге.
     - О, ох, ты задушишь меня, Вальтер. Мне стыдно, я вся дрожу, ты ведешь себя слишком вольно, - протестовала она, пока моя рука через разрез в платье завоевывала крепкие девичьи груди. Лаская их, я вскоре ощутил, что они стали плотными, а соски - жесткими.
     - Не волнуйся, нас никто не видит. Слышишь, как целуются Франк и Луиза? Разве не замечательно, что они занимаются тем же, чем и мы с тобой. Конечно, это останется нашей тайной.
     Глубокий вздох был ответом на мои слова. Наши губы вновь встретились в долгом и чувственном поцелуе. Я ввел язык в сладкий бархатистый ротик, а пальцы рук продолжали ласкать твердые соски ее девственных грудей.
     - Милая моя, разреши мне поцеловать твои замечательные груди.
     - Кажется, я не в состоянии ни в чем отказать тебе. Ты такой решительный! От головы до пят вся горю из- за твоих вольностей. Ах, если бы все это видела моя
     мама, - проговорила она в тот момент, когда один из сосков очутился в плену моих губ, а рука уже гладила крепко сжатые бедра.
     Довольно быстро ласки сделали свое дело: она ослабила ноги, и я добрался-таки до розы любви. Пальцы прикоснулись к горячим, покрытым шелковистыми волосами губам, внутри которых прощупывались и другие - поменьше. Я начал легонько щекотать маленькую пуговку.
     Как она вздыхала! Как горело девичье тело! Дыхание стало прерывистым, и ее рука замерла в том месте где прятался мой вздыбленный конь. Расстегнув брюки, я вручил ей трепещущий от желания орган. Но тут же понял, что не смогу долго выдержать огромном напряжения.
     - М-м... Раньше в доме жила прислуга, которая спала с нами и часто щекотала наши письки точно так же. Она вставляла нам внутрь палец и... и... и... - Девочка не успела закончить фразу, как струя бушующей спермы залила ее лобок. Мгновенно рука, которое я по-прежнему ласкал пуговку, оказалась в клейкой жидкости. Невинное дитя получило удовлетворение почти одновременно со мной. Это оказалось так замечательно! Впрочем, Эмилия тоже была вне себя от наслаждения.
     Когда мы немножко остыли и лежали бок о бок отдыхая, я попросил ее продолжить свой рассказ о прислуге.
     - Любовь моя, прошу тебя, расскажи мне все, - прошептал я ей, - чтобы между нами пропала всякая отчужденность. Ты не должна иметь секретов от твоего возлюбленного Вальтера.
     - Мари - так звали прислугу - вела себя очень странно. Например, ей особенно нравилось целовать и сосать там, где ты, дорогой, сейчас держишь руку. Кстати, и Луизе это нравилось. - Милая, разреши, и я поласкаю языком твое прелестное гнездышко. Мне хочется, чтобы и ты сама поцеловала мой орган, который ты так нежно держишь в руке. Я надеюсь, твои прекрасные зубки нежно покусают это дерзкое копье Купидона. Не бойся, ведь Франк и Луиза также занимаются любовью, - ворковал я своей голубке, пока мы меняли положение.
     Через секунду моя голова скрылась между бедер подружки, а язык глубоко проник в ее отверстие, неустанно лаская девственный клитор. Я разбудил вулкан страсти: она зажала губами мой член и языком водила вокруг головки. Руки перекатывали в мошонке крупные сливы. Вдруг Эмилия начала покусывать головку члена. В результате я не выдержал и выплеснулся ей прямо в рот. Одновременно ощутил, как влагалище набухло, и мне на язык закапал густой эликсир.
     Чуть передохнув, я взял малышку за руку и, ориентируясь по звукам, мы стали пробираться в темноте к нашим друзьям. Уселись рядом все четверо. Франк поддержал мою идею: в темноте каждый из нас может вслепую касаться любых частей тела присутствующих. Эта веселая и захватывающая игра оказалась внезапно прерванной - откинулся полог убежища, послышались радостные голоса Анны и Розы:
     - А, вот они где! Что это, господа, вы делаете с нашими гостьями? Эмилия и Луиза, они вели себя гадко и причинили вам какое-нибудь зло?
     Девушки засмущались, но вскоре успокоились, убедившись, что наши кузины умеют хранить тайну.
     Наступил вечер, пора возвращаться домой. Роза, хозяева и я, конечно, решили во что бы то ни стало проникнуть в спальню сестер Брусе. Не долго думая, мы нагрянули к ним в комнату. Обе девочки вспыхнули, увидев нас в ночных рубашках. Их растерянность усиливалась еще тем, что одну из них застали на горшке, а другая голышом стояла перед зеркалом.
     - Девочки, стало известно, что вы позволили мальчикам хулиганить в пещере. Потому ничего не поделаешь - придется вашим попкам ответить за содеянное, - проговорила Анна и достала из комода две связки легких розог.
     Анна и Роза, полные желания принять активное участие в игре, приказали всем присутствующим снята ночные рубашки. Я должен был взвалить на себя Эмилию, а Франк - Луизу. София и Полли взяли в руки розги и, заливаясь смехом, начали стегать попки сестер Брусе. Мы же делали вид, что убегаем от экзекуторов, стараясь, чтобы ягодицы наших новых милашек меньше страдали. Конечно, уклониться от ударов было невозможно. Сестры не знали, смеяться или плакать, но в конце концов взмолились и попросили прекратить порку. К этому моменту наши великолепные члены были уже в полной готовности.
     Освободившись от сестричек, мы с Франком увидели, как Анна и Роза на одной из постелей страстна целуют друг друга. Затем они буквально набросились на наших корсаров. Анна, дрожа от нетерпения, широко раскинула ноги, приглашая войти в её храм. В обстановке такого горячего приема мне не оставалось ничего другого, как с удовольствием броситься в атаку
     Через несколько минут шалуньи Роза и Анна попросили нас продолжить веселые скачки, в которых они были бы наездницами. Теперь сестры Брусе с розгами в руках выступали в роли погонщиков.
     Мы дурачились, скакали, прыгали, а девочки соседки стегали нас, стараясь прихватить оживающие' члены. Бег и хлестание по самым чувствительным? местам вскоре не только восстановили наши эмоции но и добавили новой страсти. Повторный акт бы. подобен огненному фейерверку. Спустя четверть часа все, обессиленные, достигли полной прострации. Когда кузен, я. Роза и Анна очнулись, то увидели, как София, Полли, Эмилия и Луиза нежно ласкаются и страстно целуются.
     После этих игр сестры Брусе со слезами на глазах просили меня и Франка освободить их от девственности, чтобы в полной мере насладиться радостями любви.
     - Дорогие девочки, - ответила Роза на их мольбу,
     - раз хотите стать женщинами, то позаботьтесь о поникших петушках наших мальчиков. Ведь именно они должны проклюнуть ваши скорлупки.
     Анна. и Роза сели на постель так, чтобы мы с Франком могли их обнимать и целовать. Эмилия и Луиза начали приводить наших петушков в боевое состояние. Они упоенно целовали пенисы, открывали и закрывали их головки, массировали стволы, щекотали и прихватывали зубами края залупок, ласкали мошонки. От всего этого члены вздыбились, рвались в бой.
     София и Полли пришли нам на помощь: бросили на пол две подушки, на которые мы положили сестер. Анна и Роза умело дирижировали нашими отвердевшими стволами.
     Я разместился между раскинутых ног Эмилии. Анна, вошедшая в роль жрицы богини любви Венеры, раздвинула пальчиками губы ее вульвы и приставила головку члена ко входу в рай. Краем глаза я видел: то же самое происходило рядом с другой парой. Вдруг раздался пронзительный крик Луизы. Это послужило сигналом и для меня - я вонзил кинжал до самого корня. Эмилия оказалась более мужественной и перенесла лишение девственности молча. И только пробежавшие по ее телу дрожь и судорога говорили о сильной боли. В акте дефлорации мы с Франком практически истощили свои силы. Девушки это поняли, и вскоре все участники любовных игр разошлись по своим комнатам.
     Не проходило ни одного дня, чтобы мы не устраивали бурные развлечения. К великому счастью родителей. Роза и Франк полюбили друг друга и помолвились, став официально женихом и невестой.
     В радостях и веселье время летело быстро. Мое пребывание в доме дяди подходило к концу. Все хотели отметить предстоящий отъезд как-нибудь по особенному, интересно. И тут с ответным визитом на виллу приехала красавица миссис Лесли. Она пригласила нас к себе погостить у нее в доме до того, как вернется полковник.
     - Знаете, - сказала миссис Лесли, обращаясь к дяде, - взгляды моего мужа здорово устарели. Мне же хочется побыть с молодежью, отдохнуть душой прежде, чем он вернется из Парижа. Пожалуйста, разрешите юношам и девушкам отдохнуть у меня до завтра. Вы не возражаете?
     Дядя, конечно, позволил нам съездить в гости. Миссис Лесли пробыла у нас все утро, осталась обедать. После еды мы гуляли в саду. Я заметил, что миссис очень хотелось бы остаться со мной наедине. Взяв ее под руку, попросил показать розарий. Незаметно для остальных мы отстали и, свернув на одну из боковых дорожек, оказались в уединенном уголке парка. Здесь я предложил даме посидеть на мягкой лужайке в тени раскидистого дерева.
     - Сколько раз после нашего расставания я мечтал целовать ваши сладкие губы, - воскликнул я, обнимая спутницу.
     - Ну, если вы, сударь, мечтали только об этом, те непременно нарушили все свои любовные клятвы. Боюсь, что теперь стану ревновать вас к прекрасны]" кузинам и Розе, если, конечно, не докажете полную сохранность вашей пылкой игрушки, - проговорила она шутливо, предпринимая попытку высвободить из брюк мой член. - Расскажите, как провели время после того памятного для нас дня. Ну, мистер Вальтер, сознавайтесь, удалось ли вам совратить кузин и их подругу Розу?
     Не скрывая ничего, я


Другие порно рассказы:


Тетя Наташа

15:08 23.06.2015


Здравствуйте уважаемые посетители инцеста. Меня зовут Утенок. Я хочу поделится с вами одной на мой взгляд милой историей. Которая произошла со мной еще в школьном возрасте. Как раз на мой день рождения на мои 12 лет.К нам домой приехала из другого г...

Читать дальше

Любаша

17:19 21.04.2016

По принуждению


     Было жарко. Раздражало буквально все... и скучные морды коллег, и гора недоделанной работы на столе, и невозможность покурить на рабочем месте (попробуй-ка, выйди на улицу - вмиг сваришься!), и, даже, шум кондишена... Н...

Читать дальше

Вот такая история

00:41 24.09.2016

Зоофилы


     У меня много историй, которые я хотел бы рассказать вам. Все они чистая правда. Я могу ошибаться только в оценке чувств и эмоций да и то не очень. Начну вот с этой. Мы с женой много лет дружим с нашей соседкой по лестничной ...

Читать дальше

Не стреляй. Часть 2. (19 из 21). Наташа, Кирилл и Антон

14:12 27.09.2016

Свингеры


     По очереди, посещая душ. Леша плюхается в спальне на кровать. Я предлагаю поесть. Ребята не против. Теперь уже точно сутки как мы с ними кувыркаемся. Наевшись, я курю. Мальчики опять забив папиросу пыхают на лоджии. Предлага...

Читать дальше

наташа

02:01 28.10.2016

Групповой секс


Мы с Геной учимся на третьем курсе. В нашей группе много тёлок и многих мы трахали не единожды. Но есть у нас одна девчонка, которая, казалось, кроме учёбы ничего больше не знает и не хочет. Зовут её Наташа. Она светлокожая, но жгучая брюнетка. У неё не о...

Читать дальше