Порно рассказы и эротические секс истории

Шоу в отеле или Последняя капля

5 46 7
Порно рассказы ru-Latn

03:10 06.01.2017

Измена Наблюдатели Подчинение и унижение Экзекуция


Как бы я ни хотел высказаться обо всем, я струсил. Струсил потому, что хотел сохранить свою жену, а ещё и потому, что я сам большой косяк — я ведь ей тоже изменил. Но я стал чувствовать ее похолодевшее ко мне отношение, отчасти из-за того, что я теперь не мог просто мило с ней о чем то побеседовать, Лена у меня вызывала стыд и негодование. Что с этим делать, я не знал.

Такая жизнь у нас слегка затянулась. Жена по-прежнему не была в курсе того, что я в курсе всего, а я не мог ей ничего сказать, потому что боялся остаться без жёны. Секс у нас был крайне редко, супруга с головой погрузилась в учебу, и старалась не распыляться на другие проблемы. Я как обычно пропадал на работе и думал, думал, думал...

Однако, как я и говорил раньше — когда-нибудь этому должен прийти конец, и все тайное должно стать явным. Такой случай разоблачения настал. Настал он при ещё более дебильных обстоятельствах, чем пару раз до этого, но зато он то и расставил все точки над «i». Между тем прошло ещё полгода.

Ленка сдала сессию, отгуляла выпускной. В это лето она стала веселее, перестала быть такой угрюмой. Беда ждала ее (и меня) там, откуда не ждали. А злую шутку сыграли вновь те самые фотографии. Журнал каким то непостижимым образом попал в руки к ректору Ленкиного университета. Об этом я узнал от жены (она сослалась на фотки более ранних съёмок, ну да бог с ним). Этот ректор довольно влиятельный в городе человек, и ему удалось уговорить одного интересного человека встретиться с моей женой по поводу некого предложения. Выслушав все это от Лены, я сказал, что встреча состоится лишь в моём присутствии. Женушке, по всей видимости, было некуда деваться. Шантажировали ее ректор и его человек или нет, я не в курсе, но Лена одобрила встречу в моём присутствии (какие могут быть причины мне отказать, ну конечно!). Пока моя жена строила из себя невинную овечку, я готовился ко встрече. Я готовил фразы, думал, как повести себя в случае очередных непристойных предложений. Даже решил захватить с собой пневматический пистолет (ну хоть попугаю в случае чего). Но... все это мне не пригодилось.

Мы с женой приехали на место встречи. Это было вечером, для встречи был заказан столик в ночном клубе. Мы чувствовали себя дискомфортно, я всем своим видом показывал, насколько был взволнован. Я оглядывался по сторонам в поисках разоблачающих данную контору вещей, но ничего не находил, да и дело было в общем-то в другом. К нам вышла приветливая женщина (уже в знатном возрасте), она была хорошо одета. Попросила официантов принести нам по стакану какого-нибудь коктейля. Жена вежливо отказалась, а я выпил залпом, и тогда слегка расслабился. Чувства меня переполняли, я искал подвох и никак не находил, а сорваться с цепи мне мешало то, что жена не подозревала ни о чем. Было жарко и неуютно.

Женщину звали Карина, она слегка удивилась тому, что Лена пришла не одна, но отметила позже, что это очень даже хорошо. Сперва она болтала про свой клуб и ещё какую-то фигню, но потом перешла к делу. У Карины в Подмосковье есть большие загородные владения. Там располагается отель. Она решила использовать его в более продвинутых целях, а именно сделать его площадкой для съёмок одного реалити-шоу.

— Один мой австрийский друг работает для нескольких хороших западных интернет-ресурсов, — начала она свой занимательный рассказ. — Ресурсы эти содержат видеоконтент, в том числе онлайн трансляции с интересных событий. Рене (австрийский друг) хочет организовать масштабный проект — реалити шоу, и ему нужна площадка, ну и разумеется помощники, кто смогут реализовать проект. Я и согласилась, но найти подходящие кадры для проекта оказалось не так то просто. Из Европы приедут несколько девушек (а участники реалити шоу должны быть исключительно девушки, это мы поняли сразу), но в основном мне приходится самой набирать кадры здесь. Если вы, Леночка согласитесь, то о материальной стороне вопроса можете даже не переживать: вас довезут, вернут, проживание и питание очень хорошее, все за счёт организаторов. Там же будут и развлечения, даже оздоровительные процедуры. Все организовано на высшем уровне.

— А в чем заключается идея реалити-шоу? — в нетерпении спросил я.

— Идея довольно необычная. Поскольку участвуют только девушки, соответственно и будет отслеживаться жизнь в женском кругу, будет четкий распорядок дня и пункты, которые нужно неукоснительно соблюдать. Все это касается проживания, питания, процедур и т. п. Наша цель — увидеть способности женщин к общению с себе подобными, без мужчин, проверить возможности женского организма, ну и вообще понаблюдать за красивыми девушками в условиях закрытой жизни.

Я стал думать. Карина одурманила меня, я не находил причин отказываться, хотя и был не уверен.

— А как будут проходить съёмки? — перебила мои мысли жена.

— О! Об этом, Леночка, вам не стоит беспокоиться! Камер будет везде достаточно, ничего специально наигрывать не нужно. Клиенты интернет-ресурсов за деньги получат доступ ко всем камерам, смогут сами выбирать что именно посмотреть. Кстати, у каждой участницы будет свой псевдоним, зачем всем знать ваши настоящие имена. Но вот для самого участия придётся заключить письменный договор. Все конфиденциально, по окончании действа договоры превратятся в мукулатуру.

Я взял со стола экземпляр договора и стал вчитываться. Реалити-шоу... не старше 30 лет... необходимо поддерживать внешность... следовать указаниям организаторов шоу и персонала отеля... и т. п.

— Оплата исключительно после окончания шоу. Может так быть, что участница допустит непростительную ошибку, или нарушение. Если после предупреждения такое повторится, то с такой девушкой придётся попрощаться, ей выплатят лишь деньги на дорогу домой. Соответственно, если хотите получить всю сумму гонорара, нужно прожить в отеле до конца, т. е. месяц. Оплата у нас очень хорошая.

И действительно. За участие в реалити-шоу полагалось 5 тысяч долларов. Могли также выписать премии за особые заслуги (Карина сказала-это на усмотрение организаторов и жюри). А победитель получал гордо 20 штук зелёных. Мы с женой таких денег никогда и не видали.

— Кстати, вас как зовут? — обратилась Карина ко мне.

— Виктор — наконец-то читатель узнал моё настоящее имя.

— Виктор, — улыбнулась она, — вы тоже можете неплохо поработать в рамках этого мероприятия. Мне требуются мужчины в качестве персонала отеля, нужна рабочая сила. Я плачу 100 тысяч рублей за этот месяц плюс премия за быструю и качественную работу.

Я загорелся. Бабки делали со мной (да и с Леной) что-то невероятное. Я не зарабатывал в автосервисе такие деньги. Редко даже у меня выходила сотня за 2 месяца. Я соглашусь, если Лена согласится стать участницей шоу. Теперь я ее не останавливал. Она будет участницей женского реалити-шоу, заработает большие деньги и будет у меня на виду. Все в рамках моих планов.

Лена пробежала глазами по договору, спросила ещё пару каких-то моментов, посмотрела на меня (я кивнул), улыбнулась, и стала вносить свои данные в договор.

Прекрасно! Нас в очередной раз развели; что нас ждёт впереди, это кошмар. Но, сейчас мы не догадывались ни о чем.

В течение недели Карина регулярно звонила нам, объясняла организационные нюансы, подбадривала и всячески нас хвалила. Мне была подобрана работа с автомобилем. Я должен был доставлять продукты к отелю из ближайшего населенного пункта. Плюсом мне могли поручить ещё какую-либо разовую деятельность. Я понял со слов Карины, что часто видеться со своей супругой у меня не получится, так как для них важно отсутствие связей между мужчинами и женщинами. При этом я смогу пользоваться услугами отеля в то время, когда камеры будут выключены.

Реалити-шоу длинною в месяц началось. Прибыли на место мы за день до начала съёмок. Участниц было около 20, сказали, что подъедут еще. Организаторы показали нам местность, а она была довольно обширной, все здания, где-что располагалось. Главное спальное здание отеля было в самом низу у пруда, от него асфальтовые тропинки уходили в подъём горки и двигались к столовой, спа-салону, развлекательному залу. Хозяйственная зона, где предстояло провести месяц мне, располагалась сразу за столовой, и была огорожена высоким металлическим забором, так, что камера при съемках не могла бы при всем желании заснять ненужный материал, как кто-нибудь выносит из столовой помои, например.

Сама хоз. зона имела отдельный въезд и вход, а также у работников были собственные спальные помещения, порядком хуже, чем у участниц проекта. Но меня все устраивало, жаль только, осмотревшись, я понял, что пересекаться с женой я буду крайне редко, ведь даже расписание приёма пищи у нас было в разное время. Рабочие не должны были попадать в кадр ни при каких условиях. Я сразу уточнил у Карины, когда мы сможем видеться с женой. Она сообщила, что будет выделять раз в несколько дней ей полчаса, где мне удастся поговорить с ней в кабинете организаторов. Это меня несколько утешило, и я принялся располагаться.

Жил я с ещё двумя мужчинами в большой комнате. Оба они просто приехали на заработки, оба из каких-то глухих деревень. Они спросили меня, есть ли в отеле шлюхи. Понятия они не имели ни о проекте, ни о Карине, поэтому и моя реплика про то, что моя жена участница проекта, их не зацепила. В первый же вечер мы с ними пили самогонку, а они рассказывали про свою жизнь, ржали как кони, пока не увалились пьяные спать.

Перед сном я лежал и думал о своей Леночке. Ведь я с ней так ничего и не выяснил, она продолжала «скрывать» от меня дичайшие факты своей жизни, а я так и не осмелился рассказать ей сам. Я намерен был до конца проекта с ней об этом не говорить. Нет, конечно я могу обо всем умолчать, сделать вид счастливого мужа и просто дальше так жить. Но только супруга моя также далеко отошла от меня, стала скрытной, в постоянных депрессиях. Радоваться этому я не мог, и просто ждал судного часа. А судьба мне в этом помогла сама.

Утром нас разбудили, чтобы сказать, что съёмки начинаются в 10 утра, и с этого момента выходить на территорию или выходить с неё только по разрешению охраны. Охранники были, кстати говоря, людьми совершенно грубыми, с работниками они не общались особо. Они охраняли весь объект полностью, в том числе и сам отель, где проживала Лена. По началу я хотел с кем-нибудь из них сдружиться, вдруг получилось бы чаще видеться с женой, но они отвечали мне резким отказом.

В 10 съёмки начались. Снимали, будто девушки только приехали, будто заходят в ворота, потом их ведут к отелю, там расселяют. Это все я видел благодаря тому, что в хоз. части установлен компьютер с камерой наблюдения, и за территорией, прилегающей к воротам и хоз. части можно наблюдать оттуда. Когда участниц проекта пригласили к зданию у пруда, смотреть было больше не на что. Я приступил к своим обязанностям. В первый день предстояло работать в гараже, приводить старенькую газель в порядок. К вечеру я уже должен был привезти партию продуктов из города. Поэтому я торопился и потратил на это целый день.

С Леной я увиделся только на второй день вечером. Она была только что из душа, вся такая красивая и сияющая. Интимно поговорить не было возможности, так как организаторы то и дело заходили в кабинет. Он располагался на первом этаже здания, в котором проходили спа-процедуры, в нем же находился тренажерный зал. После разговора с супругой я решил немного размяться. Из общения я понял, что живут они по двое, условия очень приличные, кормят прекрасно. По утрам у них есть зарядка, есть массаж, фитнесс, на днях будут играть в волейбол. Есть для них и кинотеатр и ещё много всякой дребедени. В общем не работа, а отдых. Единственное, нужно было красоваться перед камерой. Нельзя было хамить, вообще что-то нецензурное говорить, заниматься какими-либо интимными вещами без уведомления организаторов. У каждой из девушек было придуманное имя. Моей дали — прозвище «лисёнок» из-за ее светло-рыжих волос.

В отличие от жены, мне приходилось действительно работать. На поездки я тратил по 4—5 часов в день, исполняя заодно работу грузчика и фасовщика. В принципе, к тяжелому труду я привык, вспомнилась армия, где я пол года провёл на складе, каждый день нося тяжести.

Следующая наша встреча с Леной прошла на 5 день. Выглядела она хорошо, но была сильно уставшей. Говорила, что было много сложных моментов в этот день. Поговорили мы только 20 минут, да и то не в одиночестве. 2 женщины-организаторши сидели за компьютером, занимаясь своей работой.

Я скучал по своей жене, ведь раньше я ее привык видеть каждый день, а тут... Работа отвлекала, я уставал, хорошо ел и спал, но без жёны я был сам не свой. То и дело грустил, а мрачные мысли с оглядкой на недавнее прошлое не давали покоя.

Снова увиделся я с супругой на 9 день. Лена была очень нервной, теребила мою руку, говорила в основном, что очень скучает по мне. Я даже подумал о том, чтобы действительно забыть «все ее похождения», так искренне она это говорила. Давно я ее такой не видел. Долго поговорить нам опять не дали. В этот раз каждые 5 минут в комнату заглядывала Карина, а дверь в коридор не была закрыта, и охранник здания мог видеть нас. Прощаясь, она чмокнула меня в плечо. Все-таки вела она себя необычно.

При дальнейших наших встречах я стал замечать все более явные признаки изменений в ней. Ближе к экватору проекта лично я пообвыкся, и даже стал получать удовольствие от своей работы, но вот в Леночке были определённые изменения.

Ну, больше томить вас я не вправе. Далее рассказ поведется от лица моей жены, как непосредственной участницы реалити-шоу. Такие пикантные подробности известны лишь ей. Отмечу, что все это она рассказала мне уже после событий, которые далее будут описаны:

«С первых дней я узнала у других участниц суть реалити шоу. Дело в том, что этот проект очень специфичен, и зрители, которые увидят в интернете кадры данного шоу, тоже люди весьма странного типа. Девушки должны были провести месяц кругу самих себя, без мужчин и мужского внимания, подвергаясь определённым ущемлениям, ограничениям разного рода. Смысл был в том, чтобы на деле испытать возможности женского организма и тела. Весь интерес шоу содержался в испытаниях, о которых нам говорили по ходу. После таких новостей я занервничала, но Карина успокоила меня:

— Никто не перегнет палку, здесь кругом врачи, и умереть ни одной девушке не дадут.

Это несколько утешало, тем более, что обращались с нами хорошо. Никаких уроков актерского мастерства не давали, сказали, что зрители платят за живость картинки. Монтировали тут же, видео попадало в сеть на следующий день. Контингент был приятный, я познакомилась со всеми девушками, были разные, добрые и злые. Камера любила выхватывать моменты ссор, это для зрителя, чтоб скучно не становилось. Никто из участниц не подозревал, что нас ждёт.

Сразу были оговорены некоторые детали:

1) Звонить куда либо было разрешено лишь по одной минуте в день в присутствии организаторов, мне было лично разрешено видеться с тобой.

2) Пользоваться интернетом было нельзя, принимать пищу вне распорядка нельзя, мыться и ходить в туалет лишь с разрешения организаторов, кто-нибудь обязательно присутствовал при омовении или справлении нужды, при чем сопровождающие (их называли персоналом) были исключительно женщины. А самое главное — то, зачем все это было:

3) а вот зачем! — самоудовлетворяться было категорически нельзя! Некоторые остальные нарушения правил влекли сперва выговор, а затем только изгнание с проекта, а рукоблудство каралось сразу же изгнанием.

Мне не были понятны мотивы этого всего мероприятия, они видимо хотели выяснить, как поведут себя девушки в почти армейском режиме, без возможности получать сексуальное удовлетворение. Я была уверена в себе, и хоть и секс любила, а в случае, если рядом нет тебя, то и месяц без него как нибудь бы прожила.

Условия в целом были райские, за исключением того, что нас везде сопровождали, а ещё камеры следили за нами. Нужно было улыбаться в камеры.

Подъём был в 8.00, мне не нравилось, что камера снимала нас сонных. Затем водные процедуры и зарядка на терассе. Ели мы 4 раза, еда была очень вкусной и сытной. Днем были спа-процедуры, прогулки, массаж, тренажерный зал. По вечерам раз в 2 дня нам показывали фильмы, самые новинки. Съёмки заканчивались в 22 часа, до 23 было свободное время, иногда я виделась с тобой. В первые дни я не замечала ничего особенного, обстановка была нормальной, ничто не предвещало беды.

Почти никто из девушек правила не нарушал, хотя пару раз выговор был сделан. Спустя дней 5 стали очевидны некие изменения. Персонала стало больше, появились охранники мужчины. Нам стали рассказывать зачем-то, что в здешних лесах хищные звери, и убегать отсюда опасно. Нам запретили носить белье. И это сыграло определенную роль. Чувство некой обнаженности стало приводить меня в восторг. Я очень хотела к тебе Я поняла, что стала часто возбуждаться, такого раньшеьне было. Я запереживала, что могу сорваться и захотеть самоудовлетвориться, но жажда денег меня останавливала. Да и камеры были повсюду, а персонал усилил за нами контроль. Сделать это незаметно было невозможно, любые попытки хотя бы дотронуться лишний раз до своих половых органов были бы заметны. Я терпела, но возбуждение лишь усилилось. На 8 день пребывания здесь моя писька уже чуть ли не чесалась, а встречи с тобой так будоражили моё сознание, что мне становилось плохо от этого всего.

Но я такая была не одна, другие девочки тоже имели такие же проблемы. И вот первая из нас уехала домой. Ее заметили ночью, когда уже все давно спали, как она исподтишка терла пальчиком свой клитор. Персонал заметил ее, и не дав закончить начатое, ее увели куда-то. Девочки, которые жили с ней, рассказывали, что ее не было целый день, а на следующую ночь, уже после отбоя, ее привели собирать вещи, чтоб отправить домой. Свет в комнате не включали, но девушки заметили, что их соседка постоянно всхлипывала, будто долго плакала, а женщины поддерживали ее под руки, чтоб она не упала.

Я не стала вдаваться в эту историю, решила быть послушной и получить свои деньги. Но моя похотливая киска говорила о другом...

На следующий день, я поняла, что это и есть главное испытание, и что все это не с проста: всех нас после ужина отвели в большой зал, посадили на стулья, и вместо очередного блокбастера включили заводной порно-фильм. При чем сцены были подобраны что надо — целая коллекция оргазмирующих женщин, которые с аппетитными самцами выдавали нереально возбуждающие кульбиты. Среди девушек по залу ходили охи-ахи, но никто из нас не мог даже прикоснуться к своим половым губам или груди. Все такие попытки пресекались персоналом-женщины стегали длинной указкой по рукам всем шаловливым. Закрыть глаза тоже было нельзя-можно было получить щелчок по затылку. Вот так проверка на вшивость, подумала я!

Я хотела схватить руками свой клитор и так его потеребить, чтоб из него полились все соки. Кстати о соках — поскольку мы не носили белье, а одежду нам выдавали в основном светлых тонов, то и вскоре на всех девушках были шмотки насквозь смоченные выделениями из влагалищ, вот так зрелище для охранников. Мы стирали вещи по несколько раз в день, их не хватало, новые нам не приносили. В случае, если было все постирано, мы ходили голыми, и нам запрещали надевать чужую одежду.

Мы протестовали в отсутствие камер, но нам объясняли, что это часть шоу, и выпендриваться только за воротами. Я сама несколько раз на ужин ходила голышом. Камеры облепляли меня, я стала понимать интерес интернет-публики к данному проекту. Да, мне хотелось все тебе рассказать и уехать. Но какая-же это дурная слава, да и тем более, если учесть, что меня не увидит никто, кроме этих европейских зрителей-дрочеров, то и ничего страшного. Я решила стиснув зубы терпеть.

Меня мучил вопрос, почему же всех девушек одолевает одинаковое неистовое желание.

А особенно меня! Я чувствовала себя натуральной нимфоманкой — мне целую ночь снились очень эротические сцены, я ворочалась как юла, но удовлетворить себя так и не могла. Иногда, когда по утру я просыпалась с более менее выспанной головой, мне казалось, что ночью мои руки сами доставили мне удовольствие. Но уже к зарядке я понимала, что это не так, организм требовал оргазма. Штук 50 оргазмов! Каждый день был пыткой. По происшествии двух недель мы стали выбегать на зарядку только в маленьких шортиках, при чем закрывать грудь было нельзя (нам запрещено было дотрагиваться до груди). Больше всего меня бесили охранники, которым было разрешено наблюдать за зарядкой и процедурами. Лично у меня было желание отсосать каждому, лишь бы кто нибудь оттарабанил меня своим членом (вот сучка!). Но это было нельзя, охранникам было запрещено приставать к нам. К середине шоу ещё 5 девочек были отправлены домой. Все они приходили за вещами ночью, и по одинаковому сценарию до этого сутки проводили непонятно где. Я догадывалась, что сутки над ними явно издевались, наверняка не кормили, держали взаперти и т. п. Ведь из этого тоже можно сделать классное шоу, чтобы евроейцы полакомились, сидя перед экраннами. Одна девушка попыталась сбежать, но ее поймали, и она единственная провела в «неизведанном» аж двое суток, за вещами даже не пришла, ее сумку собрали женщины из персонала.

Порно нам показывали через день, фильмы по напряжению росли крещендо. Смотрели мы их абсолютно голые, особо впечатлительным привязывали руки к стулу. Некоторым становилось плохо, их уносили в спальни. По необходимости таких осматривал доктор. Я вроде держалась, но в ночь на 17 день, когда я уже приготовилась ко сну, пообщалась с тобой, послушала твой шикарный сексуальный голос, потрогала твои руки, от чего чуть не кончила (ах как мне этого хотелось!), ко мне подошли две женщины, и сказали, чтоб я ложилась на спину на кровать. Я легла, тупо глядя на них, а те пришпандорили мои руки и ноги к спинкам кровати веревками. На мой вопрос «Зачем?» Пояснили:

— Ты уже две ночи ерзаешь на кровати и трешься пиздой. Так ты можешь кончить, это недопустимо.

Гадюки! Я хотела их замочить собственными руками. Уснула я лишь под утро, тело моё гудело, кровать была вся мокрая от соков, мне приснился очередной эротический сон. Утром камера так и сняла меня в моём положении, заострив внимание на писечке.

Терпеть больше не было мочи, мы хотели уже лизать друг другу, лишь бы избавиться от такой томы, но одних нас не оставляли. Две девушки ночью все таки припали ртами к писькам друг дружки, за что и были отправлены домой. Я уже тоже подумывала о том, чтобы сорваться.

На 19 день кто-то из персонала проговорился:

Девушек возбуждают специально, в пищу подсыпают возбудитель, при чем в лошадиных дозах!!! Я решила меньше есть, съедала половину порций, но это ничуть не помогло. Возбудитель был везде — в питьевой воде, в массажном креме, в действиях массажистки, в спа-процедурах. Пропускать ничего было нельзя, это было часть шоу. На меня действовало все, любое слово, любой жест. Я думала только о сексе, только о члене...

На 20 день, когда осталось ещё 10 дней терпеть это безумство, нас осмотрел доктор, по каждой из нас он записал показания, и указал организаторам показывать нам фильмы теперь каждый день, а в зарядку добавить прыгание на резиновых мячиках, но только по пол минуты. Весь день он повелел включать нам возбуждающую музыку. Все это только чтобы добавить желания, которое лично меня уже рвало изнутри.

Зарядка и многие процедуры доводили многих из нас до полуобморочного состояния. Таких часто отправляли под ледяной душ для хоть какого то послабления. Холодная вода врезалась нам в разгоряченную кожу, а женщины из персонала старались попасть струей нам между ног.

Порно мы смотрели не меньше, чем по 2 часа в день. рассказы о сексе Многие девушки, в том числе и я попросту рыдали, сидя на стульях при просмотре фильмов. Некоторые девочки слезно просили персонал или озранников подрочить их или дать им какую то палку, что угодно. Женщины брали таких за волосы и куда-то уводили. Я понадеялась, что там я смогу получить хоть какую то разряду и в очередной приступ невозможного желания, я крикнула, что хочу оргазма. Одна женщина грубо схватила меня за голову, спросила:

— Хочешь, чтоб я тебя удовлетворила?!

— Да, пожалуйста, прошу! — надрываясь от плача, выдавила я.

Она увела меня в другую комнату. Меня приставили к деревянному столбу. Ко мне придвинули большие зажимы, в которые вставили руки, и ноги — было страшно неудобно. В рот запихали шарик, чтоб я ничего не могла говорить. А самое главное, что нельзя было потрогать груди, клитор или писю. Затем неожиданно для меня, смазав зад, женщина выставила в попу железный крюк, он больно вошёл внутрь и дал какую то непонятную иллюзию проникновения в меня. Крюк соединялся с моими волосами и, когда я двигала головой, то крюк натягивал мой задик, что никак мне не помогло, а лишь усугубило ситуацию. При этом в комнате тоже был экран с порно фильмом. Я была как шлюха прикована к столбу, и не могла ничего с собой поделать. Я отдала бы душу тому, кто трахнул бы меня сейчас чем угодно. По ногам обильно текла смазка, на полу образовалась лужа, а вечер кончился для меня ледяным душем и сном на привязи.

В 23 день, за неделю до окончания кошмара, нам сообщили, что теперь уж домой не уедет никто, что все дождутся окончания реалити-шоу, но за нарушения мы будем жестоко наказаны. Нас ждало новое испытание. Теперь мы спали таким образом:

Двоих девочек ложили на сдвоенную кровать и привязывали руки и ноги так, что наши лица на всю ночь находились в 5 сантиметрах от пизды соседки. Аааааа! Как же я мечтала впиться губами во влагалище сучки-соседки! Я чувствовала дыхание соседки в свою писечку, но никто, ни она, ни я, не могли сделать приятное. Мы практически перестали спать.

Большинство из нас уже не могли контролировать себя, участились обмороки. На 26 день моя соседка во время зарядки достигла такой степени возбуждения, что с разбегу запрыгнула на столб, обвила его двумя руками и стала быстро двигаться, чтобы ее губки терлись о бетон. Как этот материал мог разодрать все ее гениталии, она и не думала. Она так крепко впилась в столб, что охранник не мог отцепить ее. Он встал сзади неё, обхватив руками, и прижавшись к ней, отчего лишь подбавил огня. Мы стояли и наблюдали, как моя соседка громко кончала от того, что ее писька терлась о бетонную опору.

Ее тут же увели известно куда, а ко мне в комнату уже не вернули, вообще я ее увидела потом лишь в последний день. Я стала спать одна, не чувствуя запах промежности всю ночь. Контроль за нами усиливался. Меня за мои просьбы оттрахать меня шваброй, бутылкой, за мои слезные мольбы о доставлении мне удовольствия кончались тем, что меня привязывали к столбу, показывали порно фильм, где счастливой женщине 9 членов раздалбливали дырочки (а: ну да, Леночка была в курсе подобных наслаждений), а после отправляли в ледяной душ. Он немного успокаивал меня. До конца пытки оставалось меньше 5 дней. Я намеревалась додержаться, получить деньги и уехать домой. Но тут Карина объявила:

— В последний день вас ждёт самое тяжёлое испытание, а самые стойкие поборются за победу в реалити-шоу.

Сказано это было торжественно, в зале, камеры снимали нас, голых, поникших. Теперь мы везде ходили голышом, только к тебе меня специально одевали, чтобы ты ничего не узнал.

Моя вагина не закрывалась никогда, набухшие губы толстели, краснели, а любое прикосновение к ним доставляло такую сладость, что трудно было себе вообразить большего.

Сквозь прерывистый сон я постоянно просила оттрахать себя, двигала тазом, так как другие конечности были привязаны к кровати. Персонал стал глумиться над нами. Одним вечером перед сном, ко мне зашла одна из женщин в комнату, разделась, привязала меня к кровати. Я понадеялась, что она хочет меня изнасиловать, я уже с вожделением ждала начала этой процедуры. Она села мне на лицо своей пиздой и приказала лизать. Заставлять меня не надо было, я сразу же впилась губами в ее ложбинку. Запах промежности дурманил меня, я входила ей языком так глубоко, что чувствовала даже горький привкус внутренних соков. Она зацепила меня за волосы и стала двигать вперёд — назад тазом. У ней приближался оргазм, я ждала, когда же она кончит мне в рот, я ждала, и хотела, чтобы после она хотя бы пальчиком поработала и в моей письке. Но я ошибалась. Когда оргазм уже неминуемо настиг мою госпожу, она отстранилась от меня, и сев на корточки на кровати, стала теребить рукой свой клитор. Она все чаще и чаще двигала рукой, и вдруг издала сладкий крик. Она кончила, очень страстно, возбудив меня так, что между ног у меня все горело. Градусник бы взорвался, если бы его вставили в мою вагину. Подразнив меня таким кощунственным образом, женщина ушла, оставив меня наедине с моими фантазиями и пылающим половым органом. Всю ночь я рыдала, не сомкнув глаз. Мне было плохо, мне чудились летающие члены, я представляла как меня по очереди ебут все охранники. В ту ночь я чуть не умерла от перевозбуждения.»

Прерву мою жену. Об этом всем я не знал до самого конца, прояснение наступило уже в самый последний день, когда меня попросили помочь организовать какой-то конкурс в отеле. Я был вдохновлен — оставался 1 день, после чего обещанная зарплата и дорога домой. Я видел, как моя жена соскучилась по мне-каждый раз она сквозь слёзы говорила мне это. Я бы ее расцеловал, если бы нам не мешали организаторы. Поэтому я с удовольствием согласился помочь, тем более, что просила сама Карина, ей я стал доверять.

Карина пригласила меня в свой кабинет, там предложила выпить кофе. Она рассказала мне про то, как нас повезут домой, похвалила за проделанную работу, показала какие-то фотки с реалити-шоу... потом я ничего не помню. Я видимо отрубился.

Очнулся я в хорошо освещённой закрытой комнате, явно подвального помещения. Я был привязан к столбу, руки и ноги мои находились в специальных зажимах, а в рот был вставлен шарик. Поняв, что со мной, я охренел. Я был совершенно голый, пытался что то сказать, но шарик мешал. Я стал громко кричать, но никого не было в комнате.

Спустя минут 20 в комнату резко зашли люди. Пару мужчин с камерой и штативом, стали настраивать объектив. Я хотел попросить у них помощи, но потом осознал, что я и был их целью. В комнату вошли 5 мужчин в кожаных масках на головах, похожих на противогазы. Руки у них были связаны. Я стал узнавать в некоторых из них партнёров по работе в хоз. части. В комнату вошла Карина. Костюм ее был вызывающим, сиськи торчали из него, в руке она сжимала длинный хлыст. Она ехидно улыбнулась мне.

Потом она погладила мою спину хлыстом, щелкнула пальцами, чтобы включили камеру, и со всей силы саданула меня по ягодицам. Я взревел, была адская боль, просто невыносимая. Я забился на столбе, и тут же понял, что ерзать мне не стоит: мой член примотан снизу к столбу какими-то мелкими зажимами, так что при больших амплитудах я натягивал его, что добавляло жести происходящему. В голове кипели мысли, на жопе горела ссадина.

Карина что то с улыбкой говорила в камеру, мол финальная часть шоу, т. п. Вдруг, она громко воскликнула:

— А теперь финальное испытание ждёт участницу по прозвищу-Лисенок, встречаем!

Я вспомнил — такое прозвище было у моей жёны. Твою мать! Неужели она сейчас сюда войдёт!?

Правда, она появилась в комнате, выражая страх и недоумение. Меня она не узнала (оказывается у меня на башке была такая же маска, что и у тех мужиков).

Карина схватила мою Ленку за волосы, приставила к камере, стала рассказывать про неё, что она похотливая сука, теребит клитор, и т. п., надо мол ее наказать.

Лисёнка, мою девочку, измученную, рыдающую, поставили на колени и приказали отсасывать у всех стоявших мужиков. Она, кстати, без задней мысли тут же начала это делать, да так смачно, что мужики быстро возбудились. Ленка работала хорошо, Карина слегка пошлепывала ее хлыстиком по пятой точке.

— Хотела члена, сучка? Получай, целых пять! — заговорила она.

Лена отсасывала пятерым мужикам, а оператор снимал это вблизи. Завтра же все это увидят зрители в Австрии и других европейских странах, может быть найдутся такие и у нас.

В этот раз я не мог помочь своей жене даже физически. Я смотрел на все это привязанный к столбу и не понимал, за что же нам с ней такая судьба.

Лена была активной минетчицей в этот раз, я даже удивился с каким энтузиазмом она это делает. В один момент Карина сильно сжала рукой пизду моей супруги, от чего та завизжала, сильно выдохнула и крикнула:

— Да, пожалуйста. Ещё! Прошу!

Карина больно шлепнула ей по сиськам, приказав продолжить делать минет.

Ещё пуще Лисёнок продолжила сосать. Я и не видал такого минета, в какой-то момент даже завидно было. Лена дергалась и ускорялась в своих движениях.

Мужики стали кончать. Карина заставляла мою благоверную широко раскрывать рот перед камерой, кричать А-А и глотать камшоты. Члены мужиков она заводила к Лене в рот сама, сама доводила их до окончательного оргазма. Лицо Лены все было в белой слизи от спермы (я уже это видел, и не раз), но почему то ее это не напрягало. А когда от неё отошли мужики, она вцепилась Карине в ногу и стала умолять, чтоб ее трахнули. Карина больно схватила ее за волосы, переспросила, хочет ли она быть блядью.

— Хочу, хочу, — стонала Лена, — хочу, чтоб меня выебали!

Карина улыбнулась ей, и сказала:

— Вот тебе хлыст, вот мужик на столбе привязанный, — она указала на меня, — всыпь ему 30 раз как следует, тогда получишь желаемое. Только после каждого раза считай.

Лена выхватила из рук Карины хлыст и побежала ко мне. Я недоумевал, неужели она меня изобьет! Но подумать я толком не успел, как Лена начала экзекуцию. Она со всей дури ебнула мне по спине. Я взвыл. Камера подъехала к нам вплотную, снимая мои судороги.

— Раз! — холодно произнесла Лена и замахнулась, — два! — после сильного шлепка продолжила она, — три!

И так далее. Меня хлыстом била моя собственная жена за то, чтобы после этого ее отодрали как суку. В тот момент я не понимал ничего. Боль раздирала мою кожу, а Карина заставляла Лену бить сильнее. Хлыст оставлял ссадины и рубцы, некоторые кровили.

— Двадцать! Лена взяла маленькую передышку, непросто это видимо ей давалось.

Тут Карина подошла ко мне и церемониально сняла маску с моей головы.

Когда Лена увидела моё лицо, она застыла, раскрыв рот. От шока ее освободила реплика Карины:

— Ну что же ты, Лисёнок? Будем продолжать, или последнюю ночь вновь хочешь проспать привязанной к кровати?

Я тогда не знал, почему, но эти слова приняли ободряющий характер для моего экзекутора, и Лена, не выдавив из себя ни слова, с размаху стала влеплять мне ещё десятку. Я орал как резаный сквозь шарик.

— 30! — выкрикнула моя жена, опустилась на колени, кинула хлыст и зарыдала.

Карина подняла ее за волосы, посмотрела в глаза и сказала в камеру:

— Это настолько похотливая засранка, что она даже не пожалела собственного мужа, лишь бы ее оттрахали. Думаю, она заслуживает справедливого наказания.

Лену привязали также как и меня, она рыдала, молила всыпать ей такую же 30-ку, лишь бы после помочь ей испытать оргазм. Но шоу близ лось к завершению, а издевательства надо мной и моей Леной не кончились.

Мужикам дали выпить по бутылочке какой-то жидкости, а спустя минут 10 охранники и персонал ввели в комнату всех остальных участниц. Карина сказала им, что теперь они могут делать все, что захотят.

Ой, что началось! Потом я вспоминал это с какой то нотой сомнения в том, что я это видел:

Томимые 30 дней и ночей женские тела напрочь взяли верх над разумом, и готовы были растерзать любого, кто мог помочь получить удовлетворение. Охранники быстро остались без одежды, досталось и женщинам из персонала, некоторые самые безбашенные девушки набросились и на них. Все, кто держал их здесь месяц, затыкая рот и не давая лишнему потоку ветерка обдать половые губы, пичкая возбудителями, получали по заслугам. Одного охранника девки растянули на полу, одна приводила в стоячее положение его орган ртом, второй рукой быстро теребя свою промежность, другая села, растопырив ляхи, на лицо мужчины, и теперь сладко стонала, двигая пиздой по нему. Мужиков со связанными руками «любили» сильнее всех. Их шлепали со всей силы руками по телу, по яйцам, не давали им вырваться. Женщин вынудили вылизывать по очереди письки девушек. В зале царила обстановка разврата, нежность и красота секса здесь была невидима. Девки получали удовольствие как могли.

Они были мужиков хлыстами, те орали. Охранники не сопротивлялись (это было частью шоу). Досталось и мне — девки пытались отвязать меня, но когда не смогли, они стали бить меня хлыстом по уже истерзанной спине, доставляя ужасную боль. Я вообще не понимал, что происходит. В тот момент я был в паническом шоке.

Моя Лена висела на столбе и рыдала на взрыд. Она хотела присоединиться к траходрому, но жестокие организаторы подготовились к кульминации шоу на славу. Интересно, сколько дрочеров Европы завтра зальют мониторы своей спермой?

В комнате становилось невыносимо жарко. От боли и духоты я потерял сознание.

Очнулся я в своей комнате в хоз. части, когда все уже собирались уезжать домой. Мужики помогли мне сложить вещи, и мы уехали в газельке в город. Оттуда меня на чьей-то личной иномарке доставили прямо домой. Все 3, 5 часа дороги я молчал, я не понимал, что со мной произошло. Никаких серьезных действий я предпринять не мог. Сил у меня никаких не было, я отрубился и проспал достаточно много.

Лену привезли домой спустя сутки. На ней не было лица, я помог ей принять душ и уложил спать.

Рассказала она мне все на следующий день. Тогда то я понял про причины столь странного ее поведения в отеле. Я осознал, что нас грубо использовали. При чем Лену уже в третий раз. Рассказала она мне и про то, что по окончании экзекуции в подвале, ее увели в другое помещение, где Карина, «сжалясь» над ней, попросила съемочную группу трахнуть Лену уже не на камеру. Ее выебли как положено во все щели, разодрав в очередной раз и вагину, и анальчик. Тем не менее, это было для неё самое приятное воспоминание.

Разумеется, она выиграла реалити шоу, и все деньги ей были выплачены. Деньги были выплачены и мне за мою работу, плюс небольшая премия «за дополнительную работу».

Шоу оказалось гипер популярным, смотрели его и у нас в России. Хвалебные письма на е-мэйл приходили Лене от многих людей, одно было от ее ректора, одно от Анны, ещё одно от Артура. Такое унижение она испытывать не могла.

Лена съехала от меня к матери. Через месяц она подала на развод, я не думая, документы подписал. Она приехала забирать остатки вещей, и мы увиделись в последний раз.

Жалею ли я о разводе? Наверно нет. Я жалею, что все вот так обернулось для нас. Нас унизили, мою Лену прославили во всем интернете, она прослыла знатной шлюхой.

Я порвал и с друзьями, и со старой работой, и продав квартиру, переехал в другой город. Про Лену я больше ничего не слышал. Один раз спустя 4 года я случайно встретил в Москве ее подругу, которая сказала, что Лена вышла замуж за какого-то богатого дядю из-за границы. Большего она и сама не знала.

Интересно, что у неё теперь за муж? Богатенький... Эх, наверняка он познакомился с ней через интернет, подумал я. Не удивлюсь, если она заинтересовала его исключительно как объект сексуальной похоти.
После таких новостей я взгрустнул. Я потерял свою любовь таким идиотским методом. Я ведь пытался молчать, забыть все, что было у нас плохое, но последний описанный мною случай был последней каплей.

Конец.



Другие порно рассказы:


Мои 'университеты'

12:44 22.11.2011


Когда мне было 14,5 лет, к нам погостить приехал родной брат моего отца, он поздний ребенок в семье и потому разница в возрасте с ним у меня была не такая уж и большая, лишь на десяток лет старше меня. Мы с ним подружились и быстро перешли на ты. Сп...

Читать дальше

Супер мама

07:37 03.05.2012


У меня очень классная мама. Мне 13 лет, а моей маме 39. Мы с ней живем вдвоём, я давно мечтал трахнуть её, но не было случая.У нее 3-ий размер груди, широкие бедра и большая попка. Я часто дрочил в ваной представляя себе её голой. Я раньше видел её ...

Читать дальше

Тимур и его команда I. Часть 4. Молодожены

05:15 31.08.2016

Инцест Свингеры


     Этот рассказ основывается на реальных событиях, хотя некоторые изменения внесены касательно места действия, его участников и продолжительности во времени. И, конечно, для красного словца, внесены некоторые литературные корре...

Читать дальше

Идеальная дочь. Часть 1. Как все начиналось

19:16 10.09.2016

Инцест


     В пятницу вечером Даша, как обычно, стояла на коленках, вылизывая анус своего отца, ежась от боли всякий раз, когда ее собственная мама, трахавшая дашину попку вибратором, слишком глубоко входила в нее... Подобные сцены разы...

Читать дальше

Элис и Анна

16:10 07.12.2016

Экзекуция Фантазии Фетиш Лесбиянки Подчинение и унижение Страннос


Анна и Элис познакомились в клубе. Анна, одетая в строгую чёрную юбку до колен с боковым вырезом до бедра, чёрные чулки в мелкую сеточку и лакированые туфли на высокой шпильке и не преличного размера платформе сразу понравилась Элис. Сверху на девушке была белая шёлковая блузка, поверх которой надет жёсткий чёрный корсет с передней шнуровкой. На самой Элис было облегающее жёлто-розовое платьице с пышной нинижней частью, которая не доходила даже до коленок укрытых плотными блестящими коричневого цвета чулками, на резинках дополненными ро...

Читать дальше