Порно рассказы и эротические секс истории

Alexisverse. Часть 1: Лучший парень на курсе

5 46 7
Порно рассказы ru-Latn

05:10 12.01.2017

Измена Студенты


Университет Марсополиса уже много десятилетий считался лучшим в Солнечной системе. Конечно, университеты Земли оспаривали у него это звание просто потому, что они были древнее на много столетий, а учебные заведения других планет были лучше в отдельных областях знания. Так, например, венерианцы считались лучшими химиками, врачами и специалистами по внеземным цивилизациям, меркурианцы — лучшими специалистами в ряде отраслей физики, земляне, разумеется, лучше всего знали историю и культуру своей расы и живой мир своей планеты, а Плутон считал себя родиной самых лучших астрономов — но марсиане считали себя лучшими в целом.

Для Хельги, прилетевшей поступать на педагогический факультет «МарПолУна» (так часто сокращали название Университета Марсополиса), Марс был первой планетой, на которой она была, и он оказался совсем непохожим на её родную Землю. Из окон монорельсового поезда, который вёз Хельгу от космопорта до города, Марс выглядел безжизненной красной пустыней (Хельга знала, что после многолетних усилий терраформеров дышать на поверхности планеты без кислородной маски было уже возможно, но недолго — искусственная атмосфера была сильно разреженной). Изнутри же Марсополис представал лабиринтом из стали и стекла, причём многоярусным лабиринтом: низкая гравитация Марса позволяла строить здания такой высоты, которые на Земле обрушились бы под собственным весом, и над городом возвышались гигантские шпили небоскрёбов, соединённые сетью галерей — настолько больших, что по многим из них были проложены ветки метро. Здания были настолько высокими, что внутри них действовали линии «вертикального метро» — пассажирских лифтов, кабины которых были размером с автобус. Улиц для автомашин, как на Земле, здесь не было, и жители города пользовались автоматическими электротакси и электробусами и пассажирскими поездами, но Хельга видела много людей, передвигающихся на роликовых коньках и тому подобных «транспортных средствах» (для таких людей были выделены специальные полосы на улицах).

Девушке было очень интересно посмотреть, как выглядит Марс с верхних этажей циклопических небоскрёбов, но кроме как на специально оборудованных обзорных галереях окна попадались ей редко, зато в соединявших шпили галереях Хельгу окружали зеркальные стены и потолки, и такие же зеркальные стены она видела и во многих других местах. Она читала, что эти зеркала на самом деле односторонне прозрачные, чтобы пропускать идущее от солнца тепло внутрь и не выпускать его наружу. Серебристый металл стен тут и там оживляли растения: от вьющегося по стенам декоративного плюща до зелёных насаждений — а также цветные узоры, пиктограммы и граффити — всё для того, чтобы однотонные металлические стены не сводили колонистов с ума. Пару раз Хельга ловила себя на мысли, что страдающим клаустрофобией в таком городе должно быть неуютно — впрочем, внутренние отсеки города-колонии были достаточно просторными.

Несколько раз Хельга замечала «утопленные» в стены створки герметичных ворот, которые, похоже, должны были закрываться при разгерметизации одного из отсеков колонии — в случае падения метеорита или чего-нибудь в этом роде. Техника безопасности накладывала отпечаток и на моду колонистов — они носили не такую же одежду, как земляне, а закрывающие всё тело комбинезоны самых разных цветов с кислородными масками, которые полагалось надевать в случае разгерметизации, а у некоторых вместо масок были прозрачные шлемы. У многих девушек-марсианок комбинезоны обтягивали тело, как вторая кожа, подчёркивая их формы. «Надо обязательно купить себе такой же», — с некоторой завистью думала Хельга, жалея о своём мешковатом скафандре, который она купила перед тем, как сесть на космический корабль, идущий к Марсу. Высокие, изящные, чем-то похожие на эльфов марсианки заставляли Хельгу, которая вообще-то сама привыкла считать себя высокой и красивой девушкой, комплексовать из-за своей внешности. Когда же девушка добралась до «Академгородка», девушек в разноцветных обтягивающих скафандрах там оказалось ещё больше — у многих из них в ткани скафандров были прозрачные вставки, приоткрывавшие самые соблазнительные участки их тел, а у некоторых Хельга разглядела татуировки на коже прямо под прозрачными вставками.

Впрочем, у Хельги не было особенно много времени, чтобы с завистью смотреть на местных красоток — в день прибытия у неё были другие дела. Получить комнату в общежитии — она в целом походила на каюту на космическом корабле, только размерами побольше и с небольшой кухней в дополнение к санузлу. Купить себе интеркомм — колонисты не пользовались привычными для землян радиотелефонами, потому что окружавшие их металлические стены блокировали радиоволны, и вместо радиотелефонов обитатели внеземных колоний носили с собой так называемые интеркоммы, использовавшие сеть радиопередатчиков внутри отсеков колоний. (Хельге, как только что прилетевшей с Земли, полагалась большая скидка на предметы первой необходимости). Наполнить холодильник в своей комнате едой — и, покупая продукты, девушка убедилась в том, что животноводческих ферм на Марсе немного: мяса было мало, оно было дорогим и считалось, по-видимому, деликатесом, хотя молока и яиц было всё-таки немного больше. А вот овощей и фруктов марсиане ели много: гидропонные сады, вырабатывавшие кислород для колонии, служили и источником пищи. И, разумеется, купить себе новый комбинезон! Девушка выбрала себе чёрный, обтягивающий, с прозрачными «окнами» на боках, над грудью, приоткрывавшим ложбинку между грудей, и сзади на пояснице, демонстрировавшим фрагмент трусиков девушки. Комбинезон стоил довольно недёшево, но Хельга решила, что красота требует жертв.

На следующий день должны были начаться занятия, и тут МарПолУн показался уже вполне обычным и привычным. Ректор университета произнёс речь перед студентами-первокурсниками, на первых лекциях преподаватели в основном рассказывали о своих предметах — Хельга слушала эти лекции вполуха. Зато она не могла не заметить, что на её курсе учится совсем мало парней, и поражать своим новым нарядом ей особенно некого. А вот девушки здесь собрались с самых разных планет Солнечной системы: широкогрудые марсианки, белокожие и большеглазые уроженки спутников газовых гигантов, смуглокожие, известные своей лёгкостью нравов на всю Солнечную систему венерианки, почти дочерна загорелые меркурианки в очках-светоумножителях, тонкокостные и гибкие астероидянки, казавшиеся низкорослыми на фоне потомков космических колонистов землянки и приземистые и коренастые, «сплющенные» высокой гравитацией уроженки орбитальных станций планет-гигантов. Кое-с кем из них Хельга успела познакомиться, но пока ещё не очень близко.

Но это было потом, а буквально на второй паре Хельга, едва успев занять себе место, увидела другую девушку, подошедшую рядом.

— Привет, тут свободно? — спросила девушка.

Хельга посмотрела на свою будущую сокурсницу, и та ей с первого взгляда не понравилась. Девушка была высокой — выше самой Хельги — плечистой, её тёмные волосы были коротко острижены, черты лица — слегка грубоваты, и в целом она была похожа на парня, а по мнению Хельги — на лесбиянку. Фиолетовый комбинезон сидел на девушке свободно, не подчёркивая фигуру, да и грудь у неё от природы была небольшого размера, что не добавляло её образу женственности. Судя по тёмному загару, она была с Венеры, и это ещё сильнее укрепило Хельгу в мысли, что её новая знакомая — лесбиянка: на Венере это было обычным явлением. Хельга с негодованием подумала, что свой новый эротичный комбинезон она покупала для того, чтобы очаровывать парней (хотя где тех парней ещё найти?), а вовсе не для того, чтобы ею интересовались всякие лесбиянки!

— Да, конечно, — ответила Хельга слегка дрогнувшим голосом: на самом деле ей вовсе не хотелось, чтобы эта девушка сидела с ней рядом, но она никак не могла придумать убедительно звучащего повода, чтобы отказать ей. Венерианка же, воспользовавшись приглашением, села рядом с Хельгой и положила перед собой электронную тетрадь.

— Я Мара, а тебя как зовут? — попыталась девушка начать дружескую беседу, но Хельга была вовсе не настроена поддерживать разговор.

— Хельга, — коротко представилась она. — Слушай, мне нужно к лекции подготовиться, ладно? — сказала она первое, что пришло ей в голову, чтобы отделаться от продолжения знакомства, и в самом деле сделала вид, будто изучает учебное расписание.

— Ладно-ладно, — миролюбиво ответила Мара, — не буду мешать, — и отвернулась от Хельги.

Этот эпизод пронёсся мимолётно и вскоре стёрся из памяти Хельги: для девушки началась студенческая жизнь. Хельга исправно ходила на лекции, постепенно знакомилась с новыми соученицами, на некоторых общих для разных специальностей занятиях она познакомилась с несколькими парнями с других факультетов (всё равно эти общие лекции показались ей особенно скучными, и кроме того, чтобы знакомиться с парнями, на них и незачем было ходить — считала она). На выходных Хельга ходила развлекаться вместе с подругами, но интимных отношений с парнями у неё не было с тех пор, когда она улетела с Земли: девушка считала, что это ниже её достоинства — прыгать в постель к парням так быстро. С Марой Хельга почти не общалась, хотя на некоторых занятиях они сидели рядом — лишь изредка девушки перебрасывались короткими фразами: сама Мара не настаивала на более тесном знакомстве, а Хельга была этому только рада.

Но на третьей учебной неделе, когда Хельга сидела в аудитории, а Мара, как обычно, подошла и села рядом, Хельге сперва как будто показалось, что голос Мары, которым она бросила короткое «Привет», прозвучал немного ниже, чем обычно. А когда Хельга обернулась, ей стало казаться, что и во внешности её соседки что-то изменилось. Хельга не сразу поняла, что именно, но потом она разглядела: у Мары исчезла её и без того небольшая грудь. Теперь девушка ещё сильнее походила на парня, хотя ни её причёска, ни черты лица не изменились... однако, приглядевшись, Хельга увидела, что у Мары появился кадык. Девушка моргнула, но кадык не исчез, а грудь не появилась — и это не было похоже на обман зрения. Каким-то образом Мара превратилась в настоящего парня.

— Чего ты на меня так смотришь? — усмехнулась Мара, заметив взгляд Хельги, и теперь девушка отчётливо услышала, что тембр голоса Мары действительно стал ниже.

— Ааа... Эээ... — выдавила из себя Хельга. — Ты парень? — наконец, спросила она, не найдя лучших слов.

— Почётный, — весело улыбнулся парень, бывший Марой. — По чётным — парень, по нечётным — девушка. Нет, я альчибианец. Сам я с Центавра, а мои предки были колонистами с Альфы Ворона.

— Ааа... — протянула Хельга. Об альчибианцах — внеземной расе с Альфы Ворона (от арабского названия этой звезды — «Альчиба») — ей доводилось лишь слышать: даже на Альфе Центавра, которую альчибианцы колонизировали давным-давно, их было немного, а в Солнечной системе ещё меньше. Хельга слышала лишь, что альчибианцы, будучи неотличимыми от землян внешне, могут каким-то образом менять свой пол. — Извини, пожалуйста! — выпалила Хельга быстрее, чем сообразила, что она говорит.

— За что? — искренне не поняла (не понял?) Мара.

— За... — Хельга замешкалась: ну не говорить же Маре, в самом деле, «извини, что я приняла тебя за лесбиянку и думала о тебе всякие гадости»? — За то, что я на тебя пялилась! — она постаралась соврать поправдоподобнее.

— Да не парься ты, — альчибианец улыбнулся Хельге неожиданно доброй улыбкой. — Я понимаю, для вас, землян, это... непривычно. Хотя, конечно, мне не хотелось бы, чтобы меня рассматривали, как какую-то диковинку...

— Прости, пожалуйста! — Хельга слегка покраснела и поспешила отвернуться, показывая Маре, что она больше на неё не смотрит.

Вовремя начавшаяся лекция спасла Хельгу от продолжения разговора, но пока преподаватель читал лекцию, Хельга нет-нет да и бросала взгляды на Мару. Лицо альчибианца было совершенно одинаковым и в женском, и в мужском облике, но если для девушки черты лица Мары казались грубоватыми, то для парня они, наоборот, были слегка женственными. То же самое было и с её волосами — для девушки они казались коротко остриженными, а для парня — наоборот, немного длинными. Но Хельга не могла не согласиться с тем, что Мара-парень очень даже симпатичный: высокий, сильный, красивый... Хельга внезапно поняла, что несмотря на все те гадости, которые она думала про свою соседку-"лесбиянку», за всё время их знакомства Мара не сделала ничего такого, за что про неё можно было бы так думать. Мара, чей загар от двойного солнца Центавра Хельга сперва приняла за венерианский, вовсе не вела себя развязно, как это свойственно венерианцам, не оказывала знаки внимания девушкам и вообще была в целом нормальной девушкой. Хельга всерьёз задумалась над тем, не стоит ли ей использовать своё очарование на Мару-парня — и только необходимость следить за словами лектора отвлекала её от этих мыслей.

Лекция закончилась — и, выйдя в коридор, Хельга заметила Мару-парня, окружённую однокурсницами: похоже, неожиданная метаморфоза Мары сразу сделала её центром всеобщего внимания. И ещё похоже было, что не только Хельге Мара в мужском облике показалась весьма симпатичной... но, судя по лицу альчибианца, тот чувствовал себя застигнутым врасплох таким вниманием множества девушек. Хельга раздумывала лишь секунду, прежде чем окликнуть альчибианца:

— Ма-ар! Можешь мне помочь с конспектами?

Мара-парень оглянулся на голос и ответил:

— Да, конечно, сейчас! Простите, девочки, меня зовут, — извинился он перед окружавшими и со вполне заметным облегчением поспешил к Хельге.

— С чем нужно помочь? — спросил он, подойдя к девушке.

— Ну... — Хельга поспешила отвести альчибианца от остальных сокурсниц. — Мне просто показалось, что другие девушки готовы тебя разорвать на кусочки и поделить. Сам понимаешь: парней на нашем факультете мало, за каждого идёт борьба... и вот ты оказался в её центре, — Хельга улыбнулась, решив говорить правду... ну, почти всю правду.

— А, да... — Мара-парень нервно рассмеялся. — Да, мне тоже показалось, что меня сейчас начнут делить... Спасибо, что спасла меня от этой участи.

— Если хочешь, я могу спасти тебя сегодня ещё раз, — сказала Хельга, не желая упускать возможность. — Тебя наверняка начнут осаждать вопросами «что ты делаешь сегодня вечером», и ты сможешь сказать, что ты как бы занят, а у нас с тобой как бы будет свидание, — она говорила быстро, внимательно глядя на парня, не желая давать ему возможности сбежать.

— О... Неожиданно... — альчибианец пару секунд удивлённо смотрел на девушку, а затем улыбнулся. — Это как бы приглашение на свидание? А тебя другие девушки не возненавидят за то, что ты увела у них из-под носа одного из немногих парней на курсе? — он посмотрел на девушку, и его улыбка стала чуть лукавее.

— Ну... я с этим как-нибудь справлюсь, — отмахнулась Хельга. — Так ты согласен? — она испытующе посмотрела на парня.

Тот слегка посомневался, прежде чем ответить:

— Всё-таки это слегка внезапно... Мне показалось, в образе девушки я тебе не так нравился... — он взглянул на Хельгу и чуть-чуть усмехнулся.

— Ну... Просто ты был симпатичной девушкой! — принялась вдохновенно врать Хельга, надеясь, что Мара-парень сочтёт это за комплимент. — Я боялась, что мы с тобой будем конкурировать за парней, и ты будешь отбивать их у меня! А оказалось совсем наоборот, и... в общем, я рада, что ты парень... в смысле, альчибианец.

Парень несколько секунд смотрел на девушку (на миг та испугалась, что Мара распознает её ложь), а потом улыбнулся и ответил:

— Хорошо. Я согласен.

— Здорово! — чуть не подпрыгнула от радости Хельга. — Чем займёмся этим вечером? И, кстати, как тебя нужно называть, когда ты парень?

— Меня «Марой» зовут и когда я парень, и когда девушка, — альчибианец улыбнулся и пожал плечами.

— Ну, мне кажется, это звучит слегка по-женски... Если я буду называть тебя «Мар», ты не будешь против?

— Не буду, — весело улыбнулся Мар.

***

Весь день после занятий Хельга провела с Маром, и молодые люди гуляли по Академгородку и его окрестностям: оба прилетели на Марс издалека, и оба были здесь новичками. Мар расспрашивал девушку о Земле: он никогда прежде не был на планете, по поверхности которой можно было бы гулять без космического скафандра, и многое из того, что для землян было совершенно обычным, приводило его в изумление. Единственной планетой в системе Центавра, на которой существовала жизнь, был Несс — но его атмосфера состояла из ядовитых соединений азота и была непригодна для человеческого дыхания. Хельга слегка посмеивалась над альчибианцем, который, наверное, на Земле опасался бы даже дышать воздухом, не пропущенным через фильтр. А он рассказывал ей про причудливых обитателей Несса, про людей, живущих там, и про своих знакомых, оставшихся там. Оказалось, что Мар — старший из трёх детей в семье, у него есть несколько племянников младше него (разумеется, поскольку они все были альчибианцами, они не делились на братьев и сестёр), и он привычен к общению с детьми, что и предопределило его желание поступить на педагогический факультет. Похоже, отметила про себя Хельга, что этот парень действительно хочет посвятить свою жизнь тому, чтобы учить детей, — в отличие от неё самой, которая на самом деле не относилась к выбранной ею специальности настолько серьёзно.

Хельга, однако, мысленно решала для себя важный вопрос: заниматься с Маром сексом на первом свидании или нет? С одной стороны, она, как девушка приличная, не должна была этого делать — с другой же, что если он решит найти себе кого-нибудь подоступнее? Тем более, на их факультете полно девушек, и среди них немало красивых... и среди них, наверное, нашлись бы и такие, которые согласились бы переспать с парнем на первом свидании... Упускать из рук такого хорошего парня Хельга совершенно не желала, и если для этого пришлось бы поступиться приличиями... вероятно, это придётся сделать. Однако, для начала девушка решила прозондировать почву:

— Мар, скажи... А у тебя были до меня девушки? Были ведь, наверное, и не одна?

Альчибианец слегка задумался, прежде чем переспросить:

— Тебя интересует, был ли я в кого-нибудь влюблён, или был ли у меня с кем-либо секс?

— И то, и другое! — Хельга подумала, что вообще-то здесь она, как приличная девушка, должна была покраснеть, но на самом деле её интересовало именно второе. — А что, ты это разделяешь?

— Ну... тебе, наверное, это нужно будет объяснять: у вас, землян, ведь так не бывает... — начал рассказывать Мар. — Понимаешь, когда у нас, альчибианцев, происходит смена пола, наша кровь накачивается гормонами, и мы в этот момент готовы переспать с кем угодно. Для нас нормально в этом состоянии переспать со случайной девушкой или парнем, а потом просто разойтись, сделав вид, что между нами ничего не было. Мы можем даже не спросить при этом имён друг друга, — он улыбнулся, — хотя иногда можем решить продолжить знакомство.

Щёки девушки вспыхнули: такие подробности альчибианской физиологии действительно шокировали. На секунду в голове Хельги мелькнула мысль, не стоит ли ей бросить его, такого инопланетного, но девушка отогнала её: парней на факультете было мало, и неизвестно было, удастся ли ей найти хоть какого-нибудь. Потом Хельга подумала, что у Мара, вероятно, недавно была эта смена пола, и он, наверное, сейчас изнывает, желая наброситься на неё, и, может быть, его, бедного, стоит пожалеть... но Хельга отогнала и эту мысль, пока та не поставила её перед неразрешимой дилеммой.

— То есть у вас бывает секс без любви — а любовь без секса у вас бывает? — уточнила девушка. Этот вопрос действительно был для неё важен: от ответа зависело, будет ли Мар требовать от неё секса.

— Ну-у... — парень задумался. — Ну, теоретически, наверное, возможно... но с таким, э-э, гормональным фоном, как у нас, альчибианцев, дело всё равно рано или поздно заканчивается сексом, — он рассмеялся. — А у вас с этим как?

— У нас... тоже теоретически, — слегка мрачно ответила Хельга. — Бывает, но в основном в романах. В которых рыцари на белых конях... ну да, ты лошадей, наверное, и не видел никогда, — спохватилась она, заметив промелькнувшее на лице парня недоумевающее выражение. — В общем, в которых рыцари отправляются за тридевять земель совершать подвиги для прекрасной дамы, и они оба хранят друг другу верность, и никакого секса, пока рыцарь не вернётся домой с головой дракона...

— То есть, у нас здесь нет никаких коренных различий? — улыбнулся Мар. — Надеюсь, ты не будешь требовать от меня голову дракона? — и он рассмеялся.

— Не буду, — засмеялась в ответ девушка... и тут же прикусила язык, с ужасом осознав, что она, кажется, только что согласилась на секс с Маром. Но пока она судорожно думала, что ему ответить, тот принялся развивать тему в другом направлении:

— Понятно, почему сейчас драконов больше нет — всех в это, как его, средневековье истребили. Захочешь секса — изволь предоставить голову дракона, иначе ни-ни...

***

Мар больше не возвращался к теме секса — к облегчению Хельги. На Марсополис тем временем опускался вечер, и юноша предложил Хельге зайти к нему домой, выпить чаю. Альчибианец, как и многие студенты МарПолУна, жил в студенческом общежитии, и у него была одноместная комната, где он жил один — как слышала Хельга, инопланетянам было легче «выбить» из администрации общежитий одноместную комнату, чем землянам: в основном из-за того, что те же альчибианцы время от времени меняли пол, выходцы с Сириуса и сирианских колоний были гермафродитами... и, в общем, с этими инопланетянами было просто непонятно, подселять их в комнаты к парням или к девушкам.

Итак, юноша и девушка вошли в комнату Мара, альчибианец принялся стягивать с себя свой фиолетовый комбинезон... и тут Хельга поняла, что у купленного ею соблазнительного чёрного облегающего комбинезона оказался один серьёзный недостаток. У Хельги под ним были только трусики и лифчик — его и полагалось надевать на нижнее бельё, так что последуй Хельга примеру своего нового молодого человека и сними комбинезон, она осталась бы почти голой. А снять с себя этот изрядно пропотевший комбинезон ей, честно говоря, хотелось...

— Ма-ар, — жалобно произнесла девушка. — А у тебя есть что-нибудь, во что можно переодеться?

Альчибианец, уже снявший комбинезон и оставшийся в тёмного цвета трико (которое часто называли «космонавткой»), оглянулся на девушку, критически осмотрел её, задержав взгляд на прозрачных вставках скафандра, и, кажется, догадался, о чём идёт речь.

— Да, должно быть... Я сейчас, — повесив свой комбинезон на вешалку, он порылся в одёжном шкафе и достал оттуда тёмно-синюю «космонавтку», похожую на ту, что была на нём. — Размер, наверное, будет тебе великоват, но это ничего. В груди, если что, — он посмотрел на третьего размера грудь девушки, — растянется — она рассчитана на... внезапную смену пола владельцем. Если хочешь, можешь воспользоваться и моим душем, — он махнул рукой в сторону двери санузла. — Полотенца там.

— Спасибо! — просияла девушка — и, поддавшись внезапному порыву, неожиданно для самой себя чмокнула парня в щёку, прежде чем скрыться в душевой.

Раздевшись и встав под тёплые струи душа, девушка гадала: будет ли Мар пытаться её соблазнить или нет? По всем признакам, он обязан был начать к ней приставать... но если подумать, до сих пор он не давал никаких особенных поводов так о себе думать. Вроде бы он выглядел вполне приличным парнем... несмотря даже на то, что он инопланетянин с непостоянным полом. А вдруг он не пытался приставать к Хельге из-за того, что она ему не нравилась? При этой мысли землянка почувствовала себя оскорблённой: она считала себя достаточно красивой девушкой, чтобы парни были просто обязаны её хотеть! Если Мар не попытается её соблазнить, она соблазнит его сама!

Закрыв кран и выйдя из кабинки душа, Хельга вытерлась одним полотенцем, потом завернулась в другое, большое, ещё одно намотала на голову и остановилась перед зеркалом, оценивая, насколько она соблазнительна. Затем размотала полотенце на голове и распустила свои длинные светлые, сейчас влажные волосы — так она казалась себе привлекательнее. рассказы о сексе И в таком виде вышла из душевой.

Мара она застала в кухне, совмещённой с прихожей, занятого завариванием чая. Заметив появление девушки, он обернулся и не смог не задержать взгляд на её полуобнажённом, прикрытом только полотенцем теле. Хельга, поймав его взгляд, торжествующе и обольстительно улыбнулась, а парень улыбнулся ей в ответ — весело и лукаво.

— Чай сейчас или попозже? — спросил он, продолжая с улыбкой разглядывать девушку.

— Ну, давай сейчас, раз уж он уже заварен, — тоже с улыбкой ответила Хельга и присела на стул, закинув ногу за ногу. И для усиления эффекта погладила пальцами кожу бедра немного ниже края полотенца, чтобы привлечь внимание парня к этому месту.

То, что планировалось как обычное чаепитие, очень быстро приобрело сексуальный подтекст — даже без единого слова о сексе оба молодых человека понимали, что они думают об одном и том же. Альчибианец, не таясь, разглядывал девушку, а та с улыбкой позволяла ему смотреть на себя, время от времени поворачиваясь и меняя позы, будто позируя перед фотокамерой для эротического журнала. Когда чай был допит, и оба встали из-за стола, они, словно одновременно подумав одно и то же, шагнули друг к другу, и их губы соединились в поцелуе, а руки обняли друг друга. Полотенце, прикрывавшее тело Хельги, упало на пол, и девушка прижалась своим обнажённым, влажным после душа телом к юноше, а тот после очередного поцелуя слегка отстранился от девушки, чтобы наконец-то разглядеть, какова она без одежды. А Хельга была хороша собой: гладкая светлая кожа, чуть блестевшая сейчас от влаги, стройная фигура, красивой формы грудь, длинные светлые волосы, сейчас мокрые после душа и волной спускавшиеся по плечам... По взгляду юноши, скользившему по её телу, она понимала, что Мару нравится то, что он видит. Наконец, он оторвал взгляд от обнажённого тела Хельги и, улыбнувшись своей любовнице, снова жарко поцеловал её.

Продолжая целоваться с парнем, Хельга принялась стаскивать с него верхнюю часть трико, а стащив, по его примеру оторвалась от его губ, изучая взглядом его обнажённое тело. Альчибианец был красив — его смуглая кожа, загоревшая под двойным солнцем Центавра, резко контрастировала со светлой кожей самой Хельги. Тело Мара не было мускулистым, но было подтянутым и стройным, оно казалось немного андрогинным: ни развитых мускулов, ни густых волос — но было гармоничным и красивым. От взгляда девушки не укрылся «бугор» под тонкой тканью нижней части трико, и Хельга, улыбнувшись своему любовнику, погладила этот бугор, ощутив твёрдость плоти под ним, — а затем снова поцеловала парня.

Поминутно целуясь, они вошли в спальню Мара, и Хельга упала на застеленную кровать, улыбнувшись парню и разрешая ему делать с ней всё, что он захочет. Мар с готовностью принял её приглашение: он залез на кровать рядом и, ещё раз поцеловав девушку в губы, принялся покрывать поцелуями её лицо, ласкать губами её шею, уши... Хельга отдавалась его ласкам, покоряясь желаниями юноши — его рука тем временем принялась сперва нежно поглаживать, а затем всё смелее ласкать её грудь. Затем на смену пальцам юноши пришли его губы, принявшиеся ласкать грудь девушки, а его рука тем временем блуждала по телу Хельги, оглаживая её живот, бока, бёдра, треугольник светлых волос между ног... Хельга застонала громче, когда пальцы юноши погладили створки её половых губ, и почти неосознанно раздвинула ноги шире, открывая перед юношей своё самое сокровенное место. Мар снова переместился выше, накрыв губы девушки своими, а его пальцы нащупали клитор девушки и слегка погладили его, прежде чем скользнуть в горячее и влажное лоно землянки, вырвав громкий стон из её уст. А затем ещё более громкий стон, когда пальцы альчибианца принялись исследовать её сокровенные глубины, лаская её изнутри, — Хельга стонала и выгибалась в объятьях своего любовника, отзываясь на его ласки каждой своей клеточкой, напрягаясь всем телом, когда юноша нащупывал её самые чувствительные точки.

— Мар, я хочу тебя... — простонала Хельга. Или это тело Хельги само произнесло эти слова — девушка уже не владела собой и хотела лишь, чтобы Мар доставил ей наивысшее удовольствие.

— Сейчас, милая, — улыбаясь, ответил её любовник. Его пальцы выскользнули из девушки — ему нужно было снять с себя нижнюю часть трико — а затем он оказался сверху, и Хельга почувствовала, как его твёрдая плоть входит в её разгорячённое лоно. И застонала, когда парень принялся двигаться внутри неё, постепенно ускоряя темп.

Соитие длилось, может быть, несколько минут, а может, и час — Хельга потеряла счёт времени — Мар успел несколько раз сменить темп и попробовать несколько поз, чутко прислушиваясь к страстным стонам своей любовницы, ища самые приятные для неё ласки. Наконец он со стоном замер сам, всё ещё внутри девушки, и та скорее поняла, что он достиг оргазма. «А я?» — только и успела подумать она, как Мар, поцеловав её, с улыбкой произнёс:

— Я вижу, ты ещё не кончила — это надо исправить.

И его плоть выскользнула из влагалища девушки, а на смену ей пришли пальцы альчибианца, вновь принявшиеся ласкать чувствительные места девушки, — та громко застонала в ответ, шепча имя своего любовника. Но Мар недолго ласкал её рукой — оторвавшись от её губ, он устроился между её раздвинутых ног, и Хельга почувствовала, как язык юноши сперва касается её влажной киски, а затем принимается ласкать её, вызывая новые стоны у девушки. Мар вновь пробовал разные ласки, подбирая самые приятные для его любовницы и слушая её громкие стоны, — наконец, он отстранился от девушки, и его пальцы вновь скользнули в её влажную пещеру любви, принявшись энергично двигаться внутри, стимулируя чувствительные точки землянки. И спустя пару минут таких ласк Хельга ощутила, как её накрывает оргазм, и громко-громко застонала, почти закричала — а затем притянула юношу к себе и прижалась к нему всем телом.

— Ты мой самый лучший, — прошептала она и на этот раз не соврала: никто из её прежних парней не был так хорош в постели, как Мар (быть может, именно потому, что он был альчибианцем и знал женское тело как своё собственное? или потому, что у него был богатый сексуальный опыт?). Хельга уже совершенно не жалела, что согласилась переспать с Маром на первом свидании, — и была очень рада, что её удалось заполучить такого парня.

***

Хельга и Мар встречались уже месяц. Парень-альчибианец нравился девушке всё больше: Мар был общительным, весёлым, умным парнем, интересным собеседником и, наконец, просто красивым молодым человеком. И прекрасным любовником — секс с ним доставлял Хельге наслаждение... разве что в последнее время он начал предлагать девушке внести в секс какое-нибудь разнообразие, но девушка его искренне не понимала: с её точки зрения, у них в сексе всё было хорошо. Мар, конечно, не был совсем уж лишён недостатков: он легко увлекался и мог вдруг начать долго рассказывать о вещах, которые, наверное, были интересными (ему так точно), но не всегда понятными Хельге. И он, похоже, слишком серьёзно относился к учёбе: например, перед контрольными о свиданиях и сексе можно было забыть — но молодые люди отрывались в постели после контрольных. За своей спиной Хельга слышала перешёптывания сокурсниц, как это она так ловко захомутала одного из немногих парней на курсе, и что она вообще встречается с инопланетянином, но эти сплетни за её спиной вызывали у девушки лишь гордость: просто им завидно, что ей достался такой хороший парень! А что инопланетянин — так не все парни-земляне так же хороши.

Сегодня должна была быть очередная контрольная работа, поэтому вчера Мар извинился перед Хельгой и, запершись в своей комнате, повторял учебный материал. Поэтому Хельга не видела своего парня со вчерашнего дня, и когда утром он вошёл в аудиторию, где уже сидела Хельга, девушке показалось, что Мар выглядит как-то болезненно. А когда он бросил короткое «привет», Хельга услышала, что его голос оять изменился, и, приглядевшись к альчибианцу, увидела: Мара снова была девушкой.

— Аа, ээ, ты снова девушка? — ошарашенно спросила Хельга, не найдя лучших слов.

— Ага, — кисло ответила альчибианка. — Месячные у меня... невовремя... месячные и смена пола. Как с ними сегодня контрольную писать буду...

В голове Хельги мелькнула возмущённая мысль, что Мара сейчас опять думает о контрольной, а могла бы подумать о ней, Хельге, но вслух девушка задала вертевшийся у неё на языке вопрос:

— То есть когда у тебя бывают месячные, ты превращаешься из парня в девушку, что ли? — Мара коротко кивнула в ответ. — А обратно как? Ждать, что ли, следующих месячных?

— Нет, ты что, — Мара через силу рассмеялась. — Ну, как это объяснить... Во время месячных я из мужчины становлюсь женщиной, чтобы у меня могли быть месячные — примерно так. А у мужчин их не бывает. Поэтому обратно нужно... в общем, чтобы стать мужчиной обратно, мне нужны женские феромоны.

— Женские что? — Хельге потребовалось несколько секунд, чтобы перевести сказанное Марой на человеческий язык. — То есть мне нужно будет заняться с тобой сексом? Я вообще-то не лесбиянка! — выпалила она с возмущением.

Мара вздрогнула и уставилась на Хельгу с искренним удивлением.

— Ты ведь знала о том, что встречаешься с альчибианцем, — сказала она, и в её голосе прозвучали одновременно упрёк и ирония. — Я думала, ты должна была быть готова к тому, что я могу стать девушкой.

Хельга захотелось сказать Маре много разных вещей: что её не предупреждали о том, что её парень будет превращаться в девушку в самый неподходящий момент, что его придётся превращать обратно путём лесбийского секса, и что это нужно будет делать каждый месяц. Она так ничего и не сказала лишь потому, что задохнулась от возмущения, но Мара, похоже, поняла её настроение и подняла руки:

— Ладно-ладно, — сказала она примирительно. — Всё равно мне сейчас... в общем, не до секса, да и у нас прямо сейчас начнутся занятия. Этот вопрос можно отложить на потом, — и альчибианка нашла в себе силы улыбнуться.

«Ну надо же!» — мелькнула мысль в голове Хельги, едва не заставив девушку рассмеяться. — «Я встретила парня, который на собственной шкуре знает, что такое месячные!

Учебный день шёл, контрольная работа была написана и сразу же забылась — мысли Хельги были заняты другим. В перерывах между лекциями она по интеркомму смотрела в информационной сети о феромонах и тому подобных вещах. Из того, что удалось найти в инфосети, Хельга поняла не всё, но в общем и целом сделала вывод, что ей нужно дать Маре понюхать свой запах. Заниматься с Марой лесбийским сексом Хельга не хотела, но идея дать ей понюхать свои трусики ей тоже совсем не нравилась — это сильно отдавало фетишизмом. Нет, конечно, она уже вопреки своим принципам отдалась Мару на первом свидании, но всему же должны быть пределы! А тем временем её однокурсницы, похоже, с интересом следили за тем, как Хельга будет выкручиваться из этой ситуации.

— Хельга, а то, что Мара теперь снова девушка — это надолго? — спросила Хельгу между лекциями Анна, одна из её соучениц. Спросила как будто с неподдельным интересом, и от этого Хельгу ещё больше покоробило: она-то знала, что на самом деле её однокурсницы будут рады, если она расстанется с Маром, и они смогут его заполучить. — Как у неё вообще это происходит?

— Да вот, ищу информацию про то, как это у альчибианцев устроено... — уклончиво и неприветливо ответила Хельга, не желая говорить о том, что ей уже удалось найти. — Если что — может, спрошу у Мара у самого... то есть самой.

— И как, удалось что-нибудь найти? — с живым любопытством спросила Анна.

— Слушай, это дело интимное, — досадливо ответила Хельга. — О таких вещах спрашивать неприлично. Я же тебя не спрашиваю про твои менструации?

Хельга, однако, действительно попыталась найти в инфосети что-нибудь о физиологии альчибианцев. Из того что она нашла, что-то было не совсем понятным, многое явно не относилось к нынешней ситуации, но в целом девушка поняла, что при каждой смене пола в кровь альчибианца выбрасывается огромное количество гормонов, и после превращения альчибианцы находятся под действием этих гормонов (Мар ведь что-то говорил по поводу того, что после каждой смены пола ему безумно хочется секса). А менструации альчибианцы из-за тех же гормонов переживают болезненнее, чем земляне — понятно было, почему Мара сейчас выглядела так неважно.

Наконец, занятия закончились — Хельга плохо слушала, что говорили лекторы, её голова была забита альчибианской физиологией и тому подобным. Сейчас нужно было что-то сказать Маре, и Хельга подошла к своему другу-подруге.

— Слушай, я думаю, мне сейчас тебя некоторое время лучше не беспокоить. Полежи, отдохни, приди в норму — я же вижу, что ты сейчас себя плохо чувствуешь. Если хочешь, могу поискать таблетки от головы — надо?

— Нет-нет-нет, ты мне совершенно не будешь мешать, — запротестовала Мара, выдавив из себя улыбку. — Даже наоборот. От таблетки от головы, конечно, не откажусь.

— Ну всё равно, мне кажется, тебе сейчас нужно отдохнуть... от всего, — Хельга надеялась, что Мара не попросит ей поухаживать за ней в её состоянии. Нет, Хельга, наверное, поухаживала бы за Маром, будь он сейчас парнем, но он сейчас был девушкой, в «изменённом состоянии сознания» из-за гормонов и менструации... и, может быть, из-за этого попытался бы к ней приставать, а этого Хельга совершенно не хотела. И вообще ей нужно было подумать, что делать со всей этой ситуацией и как ей быть. — Сходим в аптеку, купим тебе чего-нибудь, — «нет, не презервативов!» — подумала Хельга про себя, — и лежи, отдыхай. И лучше не перегружай себя учёбой! — и она даже вполне искренне улыбнулась альчибианке.

Купив Маре какое-то лекарство и, наконец, оставшись одна, Хельга вздохнула. Она надеялась провести этот день со своим парнем, после того как вчера он препочёл ей учёбу, а теперь из-за его месячных и превращения в девушку все её планы пошли насмарку. Девушка почувствовала, что злится: на Мару, на альчибианскую физиологию, на злорадствующих однокурсниц, на загубленный день и на весь мир. Нет, она что-нибудь придумает! — решила девушка.

***

В ночном клубе, который часто посещали студенты, Хельга бывала всего несколько раз — вместе с Маром. Раньше, до встречи с ним, она и не думала искать себе парня в подобных заведениях: опыт подсказывал, что «подцепленных» там парней интересовал в первую очередь секс... и во вторую — тоже секс. Но сейчас это было именно то, что было нужно Хельге — лёгкие, непродолжительные отношения без особых обязательств. Конечно, можно было сказать, что она изменяет своему парню, но сейчас Хельга могла вполне честно сказать, что у неё нет парня — потому что он сейчас девушка.

Удача улыбнулась Хельге — в клубе к ней подошёл симпатичный студент, представившийся Себастьяном — высокий, белокожий юпитерианец с длинными волосами. Повод завязать беседу нашёлся мгновенно: Хельга, до поступления в МарПолУн не бывавшая ни на какой планете, кроме родной Земли, принялась расспрашивать Себастьяна о Юпитере и его спутниках, слово за слово, несколько коктейлей — и вот они уже вместе ритмично двигаются на танцполе, чуть ближе друг к другу, чем это позволяют приличия. А затем, спустя ещё пару коктейлей, Хельга позволила Себастьяну проводить её до общежития.

Дорога пролегала через небольшой парк, накрытый зеркальным куполом — односторонне прозрачное стекло пропускало солнечный свет к зелёным насаждениям и удерживало его как в парнике, а заодно позволяло гуляющим любоваться перевёрнутым отражением освещённого фонарями парка в гигантском зеркале. Хельга шла прогулочным шагом, о чём-то болтая с Себастьяном, когда её окликнул голос:

— Хельга? — обернувшись, девушка увидела Мару, всё ещё девушку, смотревшую на Хельгу и Себастьяна полными удивления глазами.

— Мар... Мара? — ответила девушка с удивлением и испугом. Ну как, как могло случиться, что стоило ей найти себе «временного» парня, как её «парень» застаёт их вместе?! — Что ты тут делаешь?

— Бессонница, решила вот прогуляться... — ответила альчибианка. — А вот что ты тут делаешь? И с кем?

— Привет, — прежде Хельги ответил Себастьян, ничего не подозревающе улыбнувшись Маре. — Это твоя подруга? — спросил он Хельгу. — Познакомишь?

— Ну, я как бы её парень, — ответила «подруга». — Меня зовут Мара, — и она криво улыбнулась.

— Э? — удивился Себастьян. — Как это, парень?

— Я альчибианка, — просто объяснила Мара. — Хельга, если ты хочешь встречаться с другими парнями, когда я буду девушкой, ты могла бы об этом хотя бы предупредить.

Хельга уставилась на альчибианку, пытаясь понять, не издевается ли та — но Мара смотрела на неё без какого-либо сарказма.

— Ну, а что мне делать, когда ты превращаешься в девушку? Могу же я в это время встречаться с другими парнями?!

Мара внимательно взглянула на Хельгу, и вдруг совершенно беззлобно улыбнулась.

— Если ты не будешь против, что я буду встречаться с другими парнями и девушками, — весело, со смеющимися глазами ответила альчибианка.

Хельга поперхнулась воздухом от возмущения. Её «парень» говорил ей, что собирается ей изменять?! Да как он смеет! То, что слова Мары были абсолютно логичны, только ещё сильнее злило девушку. Но, в конце концов, кто тут нормальный человек, а кто — инопланетянин?! Последние остатки благоразумия удерживали Хельгу от того, чтобы высказать этот «расистский» аргумент вслух.

Похоже, все эти мысли отражались на лице Хельги, потому что Мара перестала улыбаться, и её лицо стало чужим. Заложив руки в карманы комбинезона, альчибианка произнесла:

— Ладно. Не буду вам мешать. Развлекайтесь, сколько угодно, — и она, повернувшись, пошла прочь.

Хельга оглянулась на Себастьяна, но парень отступил от девушки на шаг, и его лицо тоже было каким-то чужим.

— Похоже, я здесь лишний, — проговорил парень. — Если хочешь, можешь догнать её и попросить прощения. А я лучше пойду, — и он повернулся, собираясь уходить.

— Стой! — с мольбой в голосе крикнула Хельга, пытаясь удержать Себастьяна, но парень отшатнулся от неё с каким-то, как показалось Хельге, брезгливым выражением лица.

— Ты мне не говорила, что у тебя есть парень! Может, ты и третьего заведёшь, и тоже не будешь мне говорить!

И Хельга осталась одна посреди парка: Себастьян почти бегом убежал от неё, и Мара тоже исчезла в вечернем полумраке парка. Какое-то время девушка стояла неподвижно, не в силах оправиться от шока, а затем вдруг со злостью крикнула в ночь, туда, куда ушла Мара:

— Это всё из-за тебя!!! — ведь из-за внезапной смены пола Мары ей пришлось искать себе другого парня, а потом, стоило Хельге найти себе парня на время, как появилась Мара и спугнула этого парня — так думала Хельга.

***

На следующий день Хельга пришла в учебный корпус в скверном расположении духа. Но кроме злости на безнадёжно испорченный вчерашний день, ей не давала покоя одна мысль: в аудитории она встретится с Марой, и ей нужно будет что-то делать с их отношениями. Будет ли Мара извиняться перед ней за испорченный вечер? Нет, скорее всего нет — решила Хельга — парни, они все такие! Извиниться перед ней самой? Хельга не чувствовала никакой своей вины... впрочем, притвориться виноватой, чтобы спасти отношения — это было можно. Мара ведь, кажется, намекала на то, что в общем не против, если Хельга будет встречаться с другими парнями, если при этом она будет её предупреждать, — наверное, об этом можно договориться? Хотя... Мара, наверное, захочет сама встречаться с другими парнями или девушками, а этого никак нельзя было допустить! Не то чтобы Хельга считала себя такой уж собственницей — просто она опасалась, что если Мара встретит какого-нибудь более раскрепощённого или раскрепощённую, или даже бисексуального парня или девушку, то этот парень или девушка уведёт её парня. Как разрешить эту проблему, Хельга никак не могла придумать...

Девушка вошла в аудиторию одной из последних, так и не успев как следует придумать, что делать дальше. Однако, поискав глазами Мару, она увидела рядом с альчибианкой их общую соученицу Анну — ту самую, которая вчера расспрашивала Хельгу про превращение Мара, и что Хельга собирается делать дальше, а сейчас она о чём-то разговаривала с Марой. Все планы тут же вылетели у Хельги из головы: наверняка Мара сейчас рассказывала Анне о том, что случилось вчера, и, может быть, Анна уже положила глаз на её, Хельги, парня! Анна была кудрявой брюнеткой с характерными для венерианцев полу-европейскими, полу-азиатскими чертами лица и тёмным загаром, а раскрепощённость нравов венерианцев и их склонность к бисексуальности были известны всей Солнечной системе — так что Хельга очти не сомневалась, что Анна пытается увести её парня. Вновь почувствовав прилив злости, девушка быстро направилась к беседовавшим альчибианке и венерианке.

— Та-ак, — громко произнесла она. — Стоило нам один раз поссориться, и я уже вижу тебя с другой девушкой!

Мара обернулась к Хельге, уставившись на неё с искренним удивлением, но прежде чем альчибианка успела что-то сказать, первой ответила Анна:

— А стоило Маре один раз сменить пол, и она уже видела тебя с другим парнем, — передразнила она Хельгу.

— Ах, значит, ты ещё и с другими девушками наши отношения обсуждаешь?! — вспыхнула Хельга.

Мара, наконец-то, сумела совладать с собой и ответить (Хельга тем временем с неудовольствием заметила, что сидящие рядом студентки с интересом наблюдают за их разговором):

— По-моему, ты уже нашла себе вчера другого парня. Если ты считаешь, что ты мне ничем не обязана, то и я тогда тебе ничем не обязана.

Хельга прожгла альчибианку возмущённым взглядом, но затем выдохнула и сумрачно ответила:

— Не было у нас с этим парнем ничего. Он сразу сбежал, как тебя увидел. Так что... давай мы просто сделаем вид, что ничего не было? Хорошо? — она просительно посмотрела на Мару: у неё был последний шанс всё исправить, и она готова была пересилить свою злость, лишь бы не упускать этот шанс.

Мара пару секунду поколебалась — Анна с тревогой посмотрела на альчибианку, а Хельга уже надеялась, что Мара согласится и всё простит, когда та покачала головой и ответила:

— Знаешь... когда ты мне предложила встречаться, я на секунду задумалась: а стоит ли? Потом я всё это время думала, что оно того стоило... но теперь я вижу, что сомневалась не зря.

Шок и возмущение одновременно парализовали Хельгу на секунду, а затем она, задыхаясь, выкрикнула:

— Ах, тынопланетный! Да катись ты к чёртовой матери! — и, резко повернувшись, направилась прочь.

Плюхнувшись на сиденье подальше от Мары, она бросила взгляд в её сторону — альчибианка вновь о чём-то говорила с венерианкой, которая — Хельга это явственно увидела — успокаивающе держала Мару за руку, придвинувшись к ней совсем вплотную. Девушке захотелось уткнуться лицом в парту и заплакать, и удерживало её лишь то, что её бы увидели злорадствующие однокурсницы. Её отношения, с таким трудом выстроенные с парнем, которого она нашла лишь благодаря редкой удаче, рассыпались в прах. Этот мир явно был к ней несправедлив.

шагом, о чём-то болтая с Себастьяном, когда её окликнул голос:

— Хельга? — обернувшись, девушка увидела Мару, всё ещё девушку, смотревшую на Хельгу и Себастьяна полными удивления глазами.

— Мар... Мара? — ответила девушка с удивлением и испугом. Ну как, как могло случиться, что стоило ей найти себе «временного» парня, как её «парень» застаёт их вместе?! — Что ты тут делаешь?

— Бессонница, решила вот прогуляться... — ответила альчибианка. — А вот что ты тут делаешь? И с кем?

— Привет, — прежде Хельги ответил Себастьян, ничего не подозревающе улыбнувшись Маре. — Это твоя подруга? — спросил он Хельгу. — Познакомишь?

— Ну, я как бы её парень, — ответила «подруга». — Меня зовут Мара, — и она криво улыбнулась.

— Э? — удивился Себастьян. — Как это, парень?

— Я альчибианка, — просто объяснила Мара. — Хельга, если ты хочешь встречаться с другими парнями, когда я буду девушкой, ты могла бы об этом хотя бы предупредить.

Хельга уставилась на альчибианку, пытаясь понять, не издевается ли та — но Мара смотрела на неё без какого-либо сарказма.

— Ну, а что мне делать, когда ты превращаешься в девушку? Могу же я в это время встречаться с другими парнями?!

Мара внимательно взглянула на Хельгу, и вдруг совершенно беззлобно улыбнулась.

— Если ты не будешь против, что я буду встречаться с другими парнями и девушками, — весело, со смеющимися глазами ответила альчибианка.

Хельга поперхнулась воздухом от возмущения. Её «парень» говорил ей, что собирается ей изменять?! Да как он смеет! То, что слова Мары были абсолютно логичны, только ещё сильнее злило девушку. Но, в конце концов, кто тут нормальный человек, а кто — инопланетянин?! Последние остатки благоразумия удерживали Хельгу от того, чтобы высказать этот «расистский» аргумент вслух.

Похоже, все эти мысли отражались на лице Хельги, потому что Мара перестала улыбаться, и её лицо стало чужим. Заложив руки в карманы комбинезона, альчибианка произнесла:

— Ладно. Не буду вам мешать. Развлекайтесь, сколько угодно, — и она, повернувшись, пошла прочь.

Хельга оглянулась на Себастьяна, но парень отступил от девушки на шаг, и его лицо тоже было каким-то чужим.

— Похоже, я здесь лишний, — проговорил парень. — Если хочешь, можешь догнать её и попросить прощения. А я лучше пойду, — и он повернулся, собираясь уходить.

— Стой! — с мольбой в голосе крикнула Хельга, пытаясь удержать Себастьяна, но парень отшатнулся от неё с каким-то, как показалось Хельге, брезгливым выражением лица.

— Ты мне не говорила, что у тебя есть парень! Может, ты и третьего заведёшь, и тоже не будешь мне говорить!

И Хельга осталась одна посреди парка: Себастьян почти бегом убежал от неё, и Мара тоже исчезла в вечернем полумраке парка. Какое-то время девушка стояла неподвижно, не в силах оправиться от шока, а затем вдруг со злостью крикнула в ночь, туда, куда ушла Мара:

— Это всё из-за тебя!!! — ведь из-за внезапной смены пола Мары ей пришлось искать себе другого парня, а потом, стоило Хельге найти себе парня на время, как появилась Мара и спугнула этого парня — так думала Хельга.

***

На следующий день Хельга пришла в учебный корпус в скверном расположении духа. Но кроме злости на безнадёжно испорченный вчерашний день, ей не давала покоя одна мысль: в аудитории она встретится с Марой, и ей нужно будет что-то делать с их отношениями. Будет ли Мара извиняться перед ней за испорченный вечер? Нет, скорее всего нет — решила Хельга — парни, они все такие! Извиниться перед ней самой? Хельга не чувствовала никакой своей вины... впрочем, притвориться виноватой, чтобы спасти отношения — это было можно. Мара ведь, кажется, намекала на то, что в общем не против, если Хельга будет встречаться с другими парнями, если при этом она будет её предупреждать, — наверное, об этом можно договориться? Хотя... Мара, наверное, захочет сама встречаться с другими парнями или девушками, а этого никак нельзя было допустить! Не то чтобы Хельга считала себя такой уж собственницей — просто она опасалась, что если Мара встретит какого-нибудь более раскрепощённого или раскрепощённую, или даже бисексуального парня или девушку, то этот парень или девушка уведёт её парня. Как разрешить эту проблему, Хельга никак не могла придумать...

Девушка вошла в аудиторию одной из последних, так и не успев как следует придумать, что делать дальше. Однако, поискав глазами Мару, она увидела рядом с альчибианкой их общую соученицу Анну — ту самую, которая вчера расспрашивала Хельгу про превращение Мара, и что Хельга собирается делать дальше, а сейчас она о чём-то разговаривала с Марой. Все планы тут же вылетели у Хельги из головы: наверняка Мара сейчас рассказывала Анне о том, что случилось вчера, и, может быть, Анна уже положила глаз на её, Хельги, парня! Анна была кудрявой брюнеткой с характерными для венерианцев полу-европейскими, полу-азиатскими чертами лица и тёмным загаром, а раскрепощённость нравов венерианцев и их склонность к бисексуальности были известны всей Солнечной системе — так что Хельга очти не сомневалась, что Анна пытается увести её парня. Вновь почувствовав прилив злости, девушка быстро направилась к беседовавшим альчибианке и венерианке.

— Та-ак, — громко произнесла она. — Стоило нам один раз поссориться, и я уже вижу тебя с другой девушкой!

Мара обернулась к Хельге, уставившись на неё с искренним удивлением, но прежде чем альчибианка успела что-то сказать, первой ответила Анна:

— А стоило Маре один раз сменить пол, и она уже видела тебя с другим парнем, — передразнила она Хельгу.

— Ах, значит, ты ещё и с другими девушками наши отношения обсуждаешь?! — вспыхнула Хельга.

Мара, наконец-то, сумела совладать с собой и ответить (Хельга тем временем с неудовольствием заметила, что сидящие рядом студентки с интересом наблюдают за их разговором):

— По-моему, ты уже нашла себе вчера другого парня. Если ты считаешь, что ты мне ничем не обязана, то и я тогда тебе ничем не обязана.

Хельга прожгла альчибианку возмущённым взглядом, но затем выдохнула и сумрачно ответила:

— Не было у нас с этим парнем ничего. Он сразу сбежал, как тебя увидел. Так что... давай мы просто сделаем вид, что ничего не было? Хорошо? — она просительно посмотрела на Мару: у неё был последний шанс всё исправить, и она готова была пересилить свою злость, лишь бы не упускать этот шанс.

Мара пару секунду поколебалась — Анна с тревогой посмотрела на альчибианку, а Хельга уже надеялась, что Мара согласится и всё простит, когда та покачала головой и ответила:

— Знаешь... когда ты мне предложила встречаться, я на секунду задумалась: а стоит ли? Потом я всё это время думала, что оно того стоило... но теперь я вижу, что сомневалась не зря.

Шок и возмущение одновременно парализовали Хельгу на секунду, а затем она, задыхаясь, выкрикнула:

— Ах, ты... урод инопланетный! Да катись ты к чёртовой матери! — и, резко повернувшись, направилась прочь.

Плюхнувшись на сиденье подальше от Мары, она бросила взгляд в её сторону — альчибианка вновь о чём-то говорила с венерианкой, которая — Хельга это явственно увидела — успокаивающе держала Мару за руку, придвинувшись к ней совсем вплотную. Девушке захотелось уткнуться лицом в парту и заплакать, и удерживало её лишь то, что её бы увидели злорадствующие однокурсницы. Её отношения, с таким трудом выстроенные с парнем, которого она нашла лишь благодаря редкой удаче, рассыпались в прах. Этот мир явно был к ней несправедлив.



Другие порно рассказы:


«Моя мама работает проституткой»

10:21 30.11.2012


Часть первая. -Наша мама – проститутка?! Что ты говоришь, папа?! Я не могу в это поверить! -Да, Юр, проститутка. И ничего плохого в этом нет. -Пап, но как же так?! Ведь она - врач? В поликлинике работает?! -Это для отвода глаз, сын. Да. Раб...

Читать дальше

С мамой

07:26 19.02.2010


Я бы хотел рассказать одну историю...Мне было 16, когда я впервые кончил. Это случилось, когда мама была в ванной, а я гладил свой член в зале. Именно тогда я захотел заняться с моей матерью сексом. Она высока, темноволосая, довольно полногрудая, с ...

Читать дальше

Мастер и Анна

11:10 16.11.2016

Драма Романтика


Эпилог На мраморном памятнике золотилась надпись: «Великому Тиччеру! Покойся с миром. Ты всегда был лучшим из лучших...». — Сволочь! Мерзавец! Скотина! Да, это правда! Лучшим из лучших, — Анна осторожно положила четыре чёрные розы на надгробие и...

Читать дальше

Признание

11:10 18.12.2016

Лесбиянки


Это мое признание тебе. Ты была для меня всем. И всепоглощающей любовью и обжигающей ненавистью, и чистым ангелом и порочным дьяволом, небом и землей, огнем и водой, каждым моим вдохом и выдохом. Ты наполняла меня собой, заполняя все пространство вокруг. Я стала тобой, но ты осталась собой. С момента нашей первой встречи, я стала ценить каждую долю секунды проведенные рядом с тобой, я перестала жить скучной и однообразной, серой, унылой, убогой, мертвой жизнью. Ты изменила меня, теперь я другая. Но скажи, что делать теперь, зачем быть новой? Дл......

Читать дальше

Борьба и Секс

11:10 27.12.2016

Транссексуалы


В нaшeй сeмьe спoрт — этo всё. Oтeц тяжeлoaтлeт, мaмa гимнaсткa, тeтя фигуристкa, бaбушкa лeгкoaтлeткa и дeд бoрeц, в тaкoй сeмьe мoжнo рaсти тoлькo чeмпиoнoм. К 18 гoдaм я ужe был чeмпиoнoм гoрoдa рeгиoнa и трeнирoвaлся в нaшeй сбoрнoй. Пoстoянныe сбoры и сoрeвнoвaния, пoбeды и нaгрaды, дeвчoнoк рядoм былo мнoгo, пeрвaя былa дaвнo, я тoлькo с кoврa, a oнa пышнoгрудaя блoндинкa, пoцeлoвaлa прям нa нaгрaждeнии в зaсoс. Мoй члeн чуть нe рaзoрвaл трикo. Oнa встрeтилa мeня вoзлe душa, мeня ждaл пeрвый в жизни миньeт и сeкс. В 18 лeт у мeня впeрвыe былo двe дeвoчки и пeрвый aнaльный сeкс. Влюбляться врeмeни нe былo, 3 трeнирoвки......

Читать дальше