Интервью (продолжение) - порно рассказ и эротическая секс история

Валентина

Валентина разговаривала с сотрудницей старшего возраста. Прошлый раз она попала также на женщину, но та была моложе её. В этот раз Вале также не повезло, так как стоять перед мужчиной ей, молодой и красивой женщине, было бы нет так уже и стыдно, а вот привлечь его внимание своими формами может бы как раз и удалось. Тогда б не пришлось отвечать на каверзные вопросы, которые ставят женщины другим женщинам, особенно тем, которые намного симпатичнее их самих.

Консульша похоже была американкой, но очень хорошо говорила по-русски: практически без акцента.
Валя взяла в руки микрофон и наушник и надеялась, что на этот раз провала не будет.
Сотрудница сразу же перешла к вопросам, окинув пронзительным взглядом Валентину с головы до ног.

- Вы не передумали подаваться на учёбу в Америку?
- Нет, - сказала Валентина, - я хочу учиться, у меня есть приглашение.
- На приёме в посольстве вы не смогли навести достаточно аргументов, чтобы подтвердить ваши намерения.

Кроме того, - она взглянула в компьютер на анализы Вали, - в прошлый раз на медосмотре вы не известили врача о состоянии своего здоровья и у вас, кажется, выявили… геморрой. … да, вот - «геморроидальное увеличение в области ануса».

- Да, но я уже подлечилась, у меня даже есть медицинская справка, но нам ведь не разрешили вообще ничего приносить в помещение. А я уже хорошо себя чувствую.

- Это видно по результатам осмотра врача. Так что если вы все-таки действительно не обманывали, -американка ещё раз колко посмотрела на Валентину, - то наш осмотр помог вам улучшить ваше здоровье.
- Конечно,- сказала Валентина. - Спасибо вам. Валя показалось, что ход разговора приобретает хороший поворот. – Здесь у вас хорошие специалисты, у нас в Луганске, знаете, не всегда есть такие врачи.

- У нас хорошие специалисты,- подтвердила консульша, - мы набираем их по конкурсу и безо всякой коррупции. Поэтому результаты у нас всегда точные.
Валя кивнула головой для согласия. Она вела себя непринуждённо.

- Валентина, у вас есть муж, или сексуальный партнёр? - поинтересовалась американка.
- У меня есть парень, мы встречаемся. Вы же знаете, что у меня также есть ребёнок, 5 лет.
- Да, я вижу, - американка указала на компьютер. - А вы знаете, Валя, что у вас будет еще один ребёнок?
- Как?- удивилась Валентина

- Вы сегодня проходили ряд быстрых тестов на ВИЧ, сифилис, а также - на беременность. Так вот, результаты анализов предположительно показывают, что вы беременны. Вы этого не знали?
Валя совершенно растерялась. Только теперь она ощутила себя голой и обречённой. Вот она стоит перед этой женщиной, даже не может прикрыться, так как руки заняты этими глупыми микрофонами.

- Ну, не беспокойтесь,- сказала консульша, - результаты только первичные - у себя в городе вы можете обратится к врачу и установить более точный диагноз. Я думаю вы понимаете, что вам уже нет смысла обращаться в посольство, так как беременные женщины вообще не допускаются в нашу страну ни под каким предлогом.

Валя с ужасом обернулась в сторону и увидела свою знакомую Нину, почему-то приседающую перед своим интервьюером, и оторопела.
- Смотрите на меня, - резко сказала по микрофону сотрудница. - Вы со мной разговариваете, да?

Валентина была шокирована, но смогла как-то собраться с мыслями и сказала:
- Знаете, если я действительно беременна, то я сделаю аборт и принесу вам справу от врача.
- Девушка, это ваши проблемы, у вас же есть бойфренд, поговорите с ним, примите решение и делайте что хотите. Но пока в посольство вы не допущены. Я ставлю вам отказ.

Валя заплакала. Её положение теперь настолько ужасное, что даже не возможно себе представить.
- Если вы решите ещё раз приходить на медосмотр – помните, что вы сможете это сделать только через три месяца. И конечно если вы ….,- американка сделала пауза и продолжила, - если вы захотите ехать в нашу страну.

В это время в комнату вошла одна из крутых. Тут она как-то растерялась, видно впервой, осмотрелась вокруг и как-то робко подошла в сектор номер один, к сотруднику американцу. Ещё пару минут эта навороченная дама вызывающее вела себя там, на медосмотре, в кругу своих подруг. Теперь же, беспомощная и голая, стояла перед стеклом.
- Возьмите микрофон, и наушник,- очень громко произнёс американец по громкоговорителю.

Валентина обернулась к ней и указала ей, как правильно держать микрофон и наушники. В это время из своего наушника она услышала голос американки:
- Ваше интервью закончено. Покиньте немедленно помещение. Эти последние слова окончательно расстроили Валентину. Она ещё пыталась, что-то сказать, она хотела что-то спросить, но американка уже ничего не слышала. В это время в комнату вошла помощница учреждения схватила Валю за руку:
- Вам приказано покинуть помещение, - она потянула Валю к выходу. Валя уже не сопротивлялась.



7. Допрос

Валентина вышла в коридор и к ней сразу же подошли Нина и Алёна.
- Ну как там?,- спросили девочки.

Валя как-то засмущалась и сказала: снова провал. К тому же теперь ещё хуже. Они говорят, я беременна и вот теперь нужно сделать аборт.
- Как аборт?- с недоумением произнесла Алёна. В это время по громкоговорителю произнесли её фамилию:
-Инглиская.
- Это тебя зовут, – подсказала Нина. Но Алёна какое то время пребывала в недоумении.
-Вы Инглинская?- обратилась помощница из охраны, - пройдите немедленно на интервью. Она провела Алёну в комнату и закрыла за ней дверь.

Алёна оказалась перед стеклом, за которыми сидели сотрудники офиса. Слева в секторе номер один стояла девушка и разговаривала по микрофону. Алёна сразу же сообразила что её нужно во второй сектор к сотруднице женщине. «Так вот, это оказывается та самая женщина, которая требовала от Вали сделать аборт»,-подумала Алёна и сразу же внутреннее вскипела.

-Возьмите микрофон и наушники в руки, - произнесла по громкоговорителю консульша. Алёна приложила к уху наушник.
-Вам удобно?- в наушнике прозвучал голос американки. - Вы себя плохо чувствуете?
- Хорошо себя чувствую, - агрессивно ответила Алёна. - Как же, завели тут такие порядки, что просто курорт.
- Я не понимаю, о чём вы говорите?- переспросила сотрудница. Алёна ещё больше вскипела:
- Да достали вы нас уже: мало, что до гола всех раздеваете, так ёще заставили женщину сделать аборт.

В сию минуту сотрудница выключила микрофон и встала из-за стойки. Она не желала больше разговаривать. В коридорчике сразу же появилась женщина из охраны. Она вошла из боковой двери. Только теперь Алёна заметила эту дверь.
-Пройдите со мной, – произнесла охранница, и резко схватив Алёну за запястье, потянула её к двери.

Алёна бросила микрофоны и подалась по инерции за женщиной. Через минуту она оказалась в соседней комнате, значительно просторнее предыдущей. В комнате не было окон, но было довольно светло и тепло. Пол был также покрыт мягким ковром, но только красного цвета. Дверь закрылась и Алёна сообразила, что эта дверь без ручки. «Выйти отсюда будет проблематично»,- подумала девушка.
Тем временем женщина обратилась к Алёне.

- Девушка, вы только что грубо нарушили правила поведения на медосмотре. Вы заполняли анкету и вы дали согласие, на то, что будете соблюдать порядок и все формальности медицинского осмотра.
Теперь же вы не только нарушили свои обязательства, но ещё безосновательно обвинили сотрудника нашего офиса.
- Я ничего не нарушала, - пробовала по легкому отделаться Алёна.
- Девушка, вам сейчас всё объяснят. Сюда войдут представители юридического отдела и предъявят вам фонограмму вашего разговора на интервью. Всё что вы говорите в микрофон -мы записываем.
Алёна слегка испугалась. Она как-то и не запомнила, что собственно такого она сказала.
- Да, но для того, что бы вы могли говорить с сотрудниками в целях вашей анонимности и безопасности вы должны повернуться к стенки, руки поднимите за голову и не оборачивайтесь вовремя разговора.
- Что? – не сразу поняла Алёна.
- Обернитесь к стенке, руки за голову, ноги на ширине плеч.

Алёна обернулась, заложила руки за голову. На стенке она увидела вмонтированный микрофон.
- Будете говорить в микрофон. Мы тут всё записываем. Это нужно будет для составления протокола. И ноги… ноги разведите в стороны.
- А ноги зачем, - удивилась Алёна.
- Для вашей же безопасности. Алёна послушалась. Она была просто в шоке от всего, что здесь происходило. Через несколько минут сзади раздался голос мужчины:
- Елена Инглинкая - это вы?

Алёна поняла, что в комнату ещё кто-то вошел и может даже не один, но из-за мягкого покрытия не было слышно никаких шагов. «Это ужасно - они сморят на меня. Но, всё-таки, они не могут видеть меня спереди, не видят моего лица, и всего остального - пробовала успокаивать себя Алёна.
- Вы студентка Киевского университета, проживаете в Киеве?
- Да, подтвердила Алёна.

- Только что во время интервью вы нанесли грубые оскорбления сотруднице нашего офиса и обвинили её в том, будто она велела женщине сделать аборт.
- Нет, я ничего такого не говорила, - пробовала протестовать Алёна. Но тут же раздалась магнитофонання запись короткого разговора Алёны и сотрудницы на интервью. Запись прокрутили дважды подряд.
- Это ваш голос: он официально зарегистриован на наших электронных носителях, - прокурорским тоном произнёс мужчина. -Теперь скажите, почему вы так поступили ?
- Нет, я ничего такого не хотела,- всё еще пробовала отрицать Алёна, хотя уже было и так понятно, что запись свидетельствует против неё.

-Девушка, мы официальная правительственная организация, которая будет требовать у вас моральной компенсации через суд. Это может быть немалая сумма. Вы понимаете, что вы обвиняете сотрудника консульства, гражданку иностранного государства. При этом мы ещё не знаем вашей мотивации.
- У меня нет никакой мотивации, - быстро проговорила Алёна.

- Перестаньте возражать нам, - строго произнес мужчина. - Мы с вами взрослые люди. Представьте себе, что завтра эта ваша знакомая женщина сделает аборт, а потом вы вместе с ней заявите журналистам о том, что сотрудница нашего консульства заставила её избавится от ребёнка? Вы представляете, какой будет международный скандал? Но у вас это не получится, так как мы записали разговор с этой беременной женщиной и вы конечно же понимаете, что наша сотрудница не могла такого сказать.

Алёна только сейчас начала понимать всю сложность этой совершенно дурацкой ситуации. Она представила себя в суде, у неё будут требовать деньги, имущество. Это ужасно, но из-за чего? Ноги Алёны как-бы подкосились, но она не могла упасть, так как держала их врозь. «Вот как у них тут всё продумано»,-подумала Алёна и ещё больше огорчилась.
- Девушка, поймите,- продолжал юрист, - у вас будет возможность защищаться, у вас будет адвокат, и всё будет по закону, но, прежде всего, я бы хотел выяснить один важный вопрос.
Тут он сделал паузу. Алёна прислушалась к его голосу.

- Кто вам сказал о том, что эту женщину – Валентину… её зовут Валентина , - уточнил он, - заставляли делать аборт? Это она вам лично сказала об этом или кто-то другой? Подумайте, пожалуйстно, это очень важно.
Тут Алёна вспомнила ситуацию возле двери, Валентина что-то говорила о аборте, но её Алёну как раз позвали на интервью. И что там именно она говорила, Алена уже толком не помнила. Но точно ей больше никто об аборте ничего не говорил.

- Нет,- сказала Алёна, - мне никто ничего не говорил. Только Валя вышла и сказала, что будет делать аборт и тут меня позвали… и вот я подумала, что это ваша сотрудница заставила её делать аборт.
- Так почему ж вы не спросили об этом у сотрудницы? Она же спрашивала вас о вашем состоянии: она как специалист психолог видела, что вы чем-то обеспокоены. Но вы же слышали, как вы ответили? Да и начали её грубо обвинять.
Алена, наконец, то поняла, что произошло. Теперь у неё на глазах выступили слезы. Но их никто не видит: она же стоит лицом к стенке.
- Извините меня,- произнесла Алёна, -я сделала большую глупость… я…

- Всё понятно, - перебил её юрист, - Елена, подумайте, пожалуйстно, о том, что бы вы могли ещё нам сказать? Возможно, мы сможем как-то уладить эту ситуацию.
Его голос затих и он больше ничего не говорил. Стало абсолютно тихо. Алёна опустила руки и обернула голову. В комнате не было никого, кроме охранницы. Алёна обернулась к ней и спросила
- Можно мне сесть - мне плохо.
- Девушка, тут нет стульев, вы находитесь в помещении для нарушителей порядка, а не в зале для развлечений. Если хотите - садитесь на пол, или присядьте. Алёна присела на корточки, охватила руками коленки и, вот так, ей стало намного легче.

- А можно воды?- спросила Алёна.
- Если вы хотите воды, то вам снова придётся стать лицом к стенке.
- Нет, я обойдусь, - решила Алёна .
Охранница протянула ей бумажные салфетки и жестом предложила осушить глаза от слёз. Алёна не плакала. Просто слёзы как-то сами застыли у неё на глазах.

Вернув салфетки охраннице, Алёна подумала, что всё же у неё есть шанс оправдать себя, позвать Валю в свидетельницы и … да свидетели. У неё же не было свидетелей. То есть, она одна стояла перед стеклом, разговаривала в микрофон, оскорбила сотрудницу, но - этого же никто не слышал! Тогда какое может быть оскорбление? Алёна встала, и обратилась к сотруднице: - Я уже знаю, я хочу сказать что…

- Девушка, мне ничего не нужно говорить, если вы действительно готовы и что–то хотите сказать, то, пожалуйстно, станьте к стенке лицом, руки за голову, ноги в стороны и ждите: к вам подойдет сотрудник юридического отдела. Алёна повиновалась, она всё сделала, как её сказали. Но ждать пришлось минут двадцать. Алёна уже раз десять продумала свою аргументацию, и вот сзади раздался голос мужчины:
- Елена Инглинкая, вы хотели что-то сказать?

Алёна снова не услышала, как вошли в комнату, но сразу же ответила:
- Да, я оскорбила вашу сотрудницу, но этого же никто не слышал.
- Девушка, вы же образованный человек, собираетесь учиться в Америке, неужели вам не понятно, что ваше заявление во время интервью является официальным обвинением нашего сотрудника? Эта информация записана и передана в департамент. А департамент принимает на работу квалифицированных сотрудников. Ваше же заявление может повлечь за собой увольнение сотрудницы. Вы понимаете это?

И снова Алёна почувствовала себя глубоко опущенной. «Какая глупость, как так я могла за две минуты наделать столько глупостей». Алёна всё-таки смогла взять себя в руки, и сказала:
- Я готова извинится. Пожалуйстно, вот, записывайте мои слова Я, Алёна Инглинская, сегодня безо всякой причины обвинила сотрудницу консульства в том, что будто она требовала сделать аборт. Я виновата, простите меня. Я признаю свою вину.

- Хорошо, сказал юрист, если так, то тогда мы предложим вам подписать протокол нашего разговора и признания, а также ваше обязательство о не разглашении этого инцидента. Вы согласны.
- Да, - твёрдо заявила Алёна.
- Но, - продолжал юрист, - нам нужно ещё согласие нашей сотрудницы. Она всё же имеет право требовать от вас компенсации морального ущерба.
- Я готова извиниться перед ней, я это готова сделать всё что нужно.
- Подождите,- сказал юрист, - мы поговорим с ней, и она сама примет решение.
Голоса его больше не было слышно. Видимо он ушел.

Алёна продолжала стоять, она опустила руки и вот так ждала. Она понимала, что теперь всё зависит от американки: та наверное сейчас снова кого-то там допрашивает. И вот, неизвестно, как она себя поведёт. Алёна простояла ещё минут двадцать.
- Руки за голову, ноги в стороны, - скомандовала охранница. Алёна поняла, что кто-то входит в помещение. «Они не хотят показывать, как и откуда они входят», -мелькнуло в её голове.

- Девушка, вы хотели встретиться с сотрудницей нашего консульства: повернитесь ко мне, - произнесла охранница. Алёна повернулась и оказалась лицом к лицу с сотрудницей. Кроме неё и охранницы в комнате никого не было.
- На колени! - скомандовала охранница Алёне.

- Это не обязательно, - проговорила американша. Но Алёна уже привыкла к командам и сразу же опустилась на колени. По интонации консульши она поняла, что её готовы простить.

- Пожалуйстно, я вас очень прошу - простите меня, я сдуру набросилась на вас, я была в таком состоянии, я даже не понимала, что со мной происходит: может потому, что тут все голые, и ещё врачи, охрана…

- Девушка, - оборвала её сотрудница, - вы должны, наконец-то, понимать, что вы пришли сюда добровольно, оформили анкету, уплатили деньги. Это вы хотите поехать в нашу страну. Кроме того, вам никто ничего не сделал плохого. Но, запомните - не делайте больше глупостей. Слушаете внимательно, что вам говорят.
Алёна поняла, что её простили. И хотя этого не было произнесено, но сама суть произнесенного свидетельствовала об этом.

- Ваше интервью и медосмотр скасированы. Но мы не будем вам препятствовать в получении визы. Через три месяца вы снова можете пройти медосмотр и начать всю процедуру с начала.

- Поднимитесь, - приказала охранница и обернитесь снова к стенке. Алёна сделала это быстро. Она уже почувствовала как будто огромная скала свалилась с её плеч. Видимо, американка покинула помещения и пошла дальше на интервью. Тем временем охранница обратилась к Алёне:

- Девушка, вам придётся здесь задержаться до вечера, пока все не пройдут комиссию и не покинут помещения. Потом вы подпишете протокол, где возьмёте на себя обязанность никому не рассказывать о случившемся здесь. Вам, кстати, повезло - ждать придётся уже не долго: через часа три вас выведут через служебный ход.
-А сейчас, - сделала паузу охранница и посмотрела на Алёну, - вы подойдетё к противоположной стенке и ляжете на пол, лицом вниз и руки за голову.

Алёна уже ничего не говорила, но глубоким вопросительным взглядом уставилась на женщину.
-Для вашей же безопасности, - спокойно разъяснила охранница, - в случае, если сюда приведут ещё одного нарушителя, а также - для вашего же удобства.
Алёна не сопротивлялась. Она опустилась на пол, прислонилась лицом к мягкой ковровой дорожке и укрыла голову руками. Действительно стало легче.

- И ноги разведите в стороны, - снова скомандовала охранница. – для… безопасности.
Алёна смирилась.


8. Анжела

Нина и Валя решили подождать на Алёну в зале и вместе идти к выходу. Но тут в комнату на интервью вызвали ещё одну из крутых, а тем временем Алёна оттуда не выходила. Это показалось странным, так как обычно приглашают внутрь по две женщины. Но вот «крутая» закрыла за собой дверь и Валя представила себе как эта особа будет голой стоять перед сотрудником консульства и робеть.

- Хорошо, что тут всех заставляют раздеваться - никакого блата, - сказала Валентина, и вдруг сообразила, какую чужь она произнесла. Зачем же раздеваться, можно ведь как-то по-другому.
Тут к девчатам подошел ассистент охраны и предложил выйти на первый этаж. Больше не было зачем оставаться в этом зале, разве что ждать на Алёну.

- Но можно подождать и на улице, предложила Нина, так её более всего хотелось одеться и выйти из здания. Возле лестничной площадки девушки увидели ещё одну знакомую, Анжелу, студентку из Одессы, у которой возникли проблемы со здачей. Она немного отстала во время прохождения осмотра и вот теперь она готовилась на интервью.

- Как там девчата, не страшно, - быстро спросила Анжела.
- Попадешь - увидишь, проговорила Валя. - Заранее настройся на всякие неожиданности.
- То есть? - переспросила одесситка, - там говорят могут расспрашивать о сексуальных контактах и всё такое.
- Да могут спрашивать о чём хош. Но не переживай, если у тебя анализы нормальные, -Валя глянула на Нину, - то может и повезёт. А я вот тут снова пролетела.

- Анжела, давай быстрее сдадим диски в офис, и попадём на интервью, проговорила другая девушка, видимо новая подруга Анжелы. Вдвоём они подошли к ассистенту и отдали ему диски. Он занёс их в офисное помещение, и вот через минут десять из громкоговорителя прозвучала фамилия Анжелы. Теперь она идёт на интервью.

Войдя в комнату, Анжела сразу же увидела девушку справа, разговаривающую с сотрудником мужчиной за стеклом, а сама подошла к окну, где пока никого за компьютером не было.

Анжела поняла, что тут полная звуковая изоляция. И ничего не слышно. Вдали за стеклом помелькали сотрудники, и вот молодой мужчина подошел к Анжеле. Он что-то говорил но совершенно не было слышно.
Анжела особенно не стесняясь молодого человека пробовала что-то объяснить ему жестами. Но тут же он отошёл и через несколько секунд к компьютеру подошла молодая сотрудница из диском в руке: по-видимому она будет проводить интервью с Анжелой.

Анжела познакомилась с системой микрофонов для интервью и попробовала заглянуть в компьютер , как бы стараясь увидеть там некую информацию о себе. Врачи записывали информацию и результаты осмотра на диск, который был всячески защищен, к тому же в таких условиях скопировать его или воспользоваться информацией было невозможно. Информация на диске засекреченная, хотя врачи говорят о результатах обследования, но вот что они записывают - неизвестно.

Теперь эта молодая американская сотрудница может спокойно узнать об Анжеле все данные, о её здоровье и анализах которых Анжела может даже и не знать. Это тоже совершенно необычно для студентки из Одессы. «Мало того, что стоишь, в чём мать родила, так ёще тебя всю из нутрии изучают», - подумала про себя Анжела. Вдруг неожиданно молодая сотрудница спросила:
- Почему вы хотите ехать в нашу страну ?

Такого вопроса Анжела явно не ожидала. Понятно, что все хотят: нелегально уже никак не попадешь. Вот и приходится только таким вот официальным образом.
- Я хочу учиться, я много читала о вашей стране, мне кажется там есть много всяческих возможностей.
- Это так, - сказала сотрудница, - вы ведете активную половую жизнь?, -она посмотрела пристально на Анжелу.
- Ну да, как и любая женщина, - с удивлением ответила Анжела.
- Это так, - сказала сотрудница. По-русски она ещё говорила не совсем уверенно, - и у вас есть муж или парень? - продолжала она.

- Да, - ответила Анжела, -но мы с ним официально не поженились. Он студент и мы с ним хотим учиться пока.
- Как фамилия?- спросила молодая американка.
- Чья?- не совсем поняла вопроса Анжела.
- Вашего парня.
- Бондарь Игорь, - тихо ответила Анжела.
Американка тут же молниеносно набрала его фамилию и прочитала в слух:
- Бондарь Игорь Иванович, студент Одесского института физической культуры.
- Да, - подтвердила Анжела и поняла, что вся информация о нём уже доступна для американки.
- А вы знаете, что он недавно тоже проходил медицинскую комиссию у нас и тоже желает ехать в нашу страну?
- Да,- подтвердила Анжела. - А что так нельзя?

- Нет, почему же - всё можно. Просто я хотела узнать знаете ли вы об этом обстоятельстве и не собираетесь ли вы с ним навсегда остаться в нашей стене?
- Нет, мы просто хотели поучиться некоторое время и потом конечно же вернуться. Мы любим наш город, у нас море, пляжи. Анжела поняла, что теперь её ответ звучит не совсем убедительно.

- Мне нужно посоветоваться по вашему вопросу, - сказала американка. Пока я соберу дополнительную информацию, вы должны сейчас повернуться на право к стене, опуститься на колени и вот так подождать. Это может занять некоторое время. Вы согласны?
Анжела пришла в недоумение. Лицом к стенке, да ещё на колени?

-Вы должны повернуться к стене, иначе я не смогу продолжать интервью,- категорически заявила молодая сотрудница. Глаза её горели каким –то презрением к одесской девчонке.
- Если нужно я могу, проговорила Анжела и выполнила приказание. Вот теперь она уткнулась лицом в стенку и вслушивается в ответы свой подруги, которая как раз подоспела на интервью в сектор №1.
Американка задержалась минут на десять и вот Анжелу позвали по громкоговорителю к окну. Она подошла и увидела двоих сотрудников мужского пола вместе с американкой. Они осмотрели Анжелу и предложили ей взять микрофон.

- Анжела, у вас неплохие показатели по анализам, сказал один из мужчин. - Кстати у вашего парня тоже. Так вот, вы можете спокойно вдвоем обращаться в посольство и ходатайствовать о визе для двоих. Ведь вы же не хотели б, чтобы один из вас остался здесь.
- Да я понимаю. Конечно, мы придём вдвоём, - пообещала Анжела.
Выйдя в зал, она уже собственно и не знала, радоваться этому результату, или нет. Вроде бы как всё удалось, но смогут ли сразу им двоим открыть визу? К тому же она могла бы и не называть фамилию Игоря. Анжела почувствовала себя обманутой. Но уже ничего нельзя было изменить.


9. Посольство

Нина собиралась в посольство и пришла вовремя. Тут уже с утра стояли молодые люди, которые подавались на получение долговременной визы. В основном, видимо, студенты, позади у каждого из них медкомиссия и интервью. Теперь ещё одно интервью, но здесь всё уже чинно, с работниками посольства. Здесь никого не раздевают, разве что, как обычно, забирают все личные вещи, украшения, и средства технической связи. Ещё двести долларов за это «удовольствие» и только в случае позитивного решения «вопроса» предстоит ещё одна комиссия - фильтрационная. Но так, как мало кто доходит до этого этапа, то у ворот посольства мало что можно узнать об этой комиссии. Известно лишь, что ещё нужно заплатить 100 долларов и в случае успешного прохождения можно сразу же улетать за океан.

Нина уже как-то позабыла о случившемся на медосмотре. Вот тут то она увидела несколько знакомых женщин, которые тоже проходили комиссию вместе с ней. Но Вали и Алёны не было, так как их забраковали. Кстати, Алёны девушки так и не встретили. Может быть она расстроилась по поводу своей неудачи и не захотела с ними больше встречаться. А вот с Валей Нина подружилась, и девушки часто общались по телефону. Кстати, Валя всё ещё не отказывается выезжать и будет снова идти на медосмотр.

Возле посольства стояли ребята студенты. Курить здесь вообще запрещено, поэтому они просто о чём то разговаривали. Нине трудно было представить себе этих ребят совершенно голыми перед врачами и сотрудниками консульства. Как никак мужчинам не так то просто в присутствии женщин ходить в костюме Адама.

-Девчонки, вы в посольство?- спросил кто-то из группы ребят
Нина и стоявшие рядом с ней девушки оглянулись.
- Ну как, готовы сегодня нижнее бельё снимать, или вас не предупреждали ?, -мальчики, видимо таким образом решили избежать скуки в очереди.
- Что?- переспросила женщина лет тридцати.- Кто вам это сказал?
- Вы не читали новое постановление – будут раздевать: не насмотрелись ещё на вас. У них в Америке все женщины жирные как коровы тельные, так вот хотят немного на вас красивых поглядеть: халява .

-Да шутят они, - сказала девушка в очках. -Здесь никого не раздевают, кроме того проходят же все вместе. Так и в приглашении указано. Оставляют только личные вещи. На медосмотре сразу предупреждали.
- Правильно,- вторила другая девушка. - Тут всё по правилам, если что, то они всегда предупреждают.
Они ведь законопослушные и дотошные. Каждую букву проверяют.
- Да это было месяц назад, - выкрикнул ещё один парень. - Вы чё не знали, изменили порядок, есть приказ, снова там чё-то о коррупции и безопасности.

Нина почему-то заволновалась. Толком ведь, не поймешь: одни говорят так, другие иначе.
- Да обманывает он, - вмешался в разговор студент с папкой. - Ничего такого сегодня не будет.
- Да ты гонишь, - нагло перебил его парень из группы, - говорю тебе, что правила изменили, сейчас вот трусы снимешь и пойдешь яйцами перед американцами трясти.
Это видимо оскорбило студента с папкой и он резко ответил:
- Может ты хочешь со мной потолковать за углом?

- Да не надо вам ребята сориться,- попробовала помирить ребят женщина виз очереди. - Никто никого не раздевает: вчера знакомая проходила - всё нормально не переживайте.

Тут вдруг за углом показались несколько молодчиков в кожаных куртках. Они быстро развернули несколько транспарантов, криво исписанных буквами на кумачовом полотне. Не успели они вытащить свои мегафоны, как тут же человек пять из охраны посольства бросились к ним. Видимо пикетчики не ожидали такой резкой реакции сотрудников - бросили свои транспаранты и разбежались в разные стороны. Всё что удалось услышать Нине и другим, стоящим в очереди - ругательные слова в … их сторону. Их называли оскорбительно «американскими блядями и педиками». Последнее слово - касательно парней. Это заставило стоявших в очереди по своему отреагировать.

- Да это уроды, - сказал хлопец в очереди.
- Сами-то - нищие выродки, - сказала женщина, -таких точно никуда не выпустят.
- А им что, бухают, колются и вырождаются,- вторила девушка в очках.
Нине как-то стало неприятно. Она вспомнила, как вёл себя сотрудник посольства во время интервью, когда заставлял её приседать. Она тогда повиновалась. Это так гадко: она сделала это как настоящая… дрянь, причём ради чего же?

- Каждый имеет право на свои взгляды, – вдруг сказал студент с папкой. Идея о выяснении отношений уже была забыта и вот тут он вынес своё резюме.
- Вы так считаете?,- переспорила Нина.
- Да , они могли бы свободно выражать свои взгляды. Ведь демократия это как раз и предполагает.
- Но ведь…,- тут Нина вдруг подумала, что если эти ребята в кожанках могут свободно говорить то, что думают, то тогда она, поддавшаяся добровольно на унижения в посольстве, является как раз этой самой…

Студент интуитивно уловил мысли Нины и спросил:
- Как вас зовут?
- Нина, я из Винницы. А вас?
-Я - Николай. Вот собираюсь на учёбу в посольство уже второё раз. Так что опыт имеется.
- А я в первый,- Нина уже совсем переключилась на новую волну и её стало очень приятно разговаривать с Колей.
- Так вы заходите с первой группой?, - спросила Нина.
- Да,- ответил Коля
-И я тоже, - сказала Нина.
- Давайте тогда держаться вместе - так будет веселей.

Нина сразу же согласилась. Коля показался её умным и мужественным. он ведь был готов защищать женщин перед отморозками из группы парней.
- Не бойтесь,- сказал Николай. Тут всё оперативно. Вас могут спросить о целях вашей поездки, о том собираетесь ли вы возвращаться назад.
-И что надо говорить, - спросила Нина. Николай увёл Нину в сторону и тихо сказал:
- Скажите им, что будете возвращаться каждые полгода домой, посещать родителей. Когда спросят, не нужна ли вам поддержка для продления визы в их стране, скажите что будете каждый раз открывать визу по новому. То есть возвращаться и снова открывать визу.

Нина возмутительно посмотрела на Колю. Она представила себе, что каждые полгода ей придётся ходить на эти на осмотры, обнажаться и унижаться каждый раз. Коля снова усёк, о чём подумала Нина.
- Я понимаю, но так нужно сказать. Иначе дальше вы не пройдёте. Тогда вам точно уже придётся приходить на медкомиссию каждые три месяца.
- Да, да, конечно, - согласилась Нина,- я обязательно так буду говорить.
- Ещё,- напомнил Коля, когда вас спросят, не хотели бы вы работать во время учёбы, обязательно откажитесь и скажите что мечтаете работать в американской компании тут у нас. То есть вы готовы быть их агентом именно здесь.
-А это зачем, - переспросила Нина.
- У них такая политика: они уже не могут принимать всех и поэтому хотят создавать свои клоны в странах третьего мира. Если они увидят, что вы можете принять такие условия - они дадут вам визу.
- А потом?
-. Потом вы уже будете там и принимать решения по ходу обстоятельств.

- Но я так мало знаю и совершенно не разбираюсь в этой политике, - тут Нина стразу подумала, что если б Николая не было здесь, то она просто по глупому пролетела бы на этом интервью и снова ходила б как дурочка на обнажонку. И вдруг Нина поняла, что сама она вряд ли сможет принимать разумные решения там, за океаном. Если Коля не пройдёт комиссию, то тогда она просто снова окажется в неизвестном положении. Но тут же она успокоила и убедила себя, что он обязательно пройдёт, ведь он опытный. «Но почему же он тогда второй раз?»,- пролетела сомнительная мысль. Но же последовал мысленный ответ: «если тогда он провалился, то теперь он точно сумеет воспользоваться предыдущими ошибками.

- Мы обязательно пройдём этот этап,- Коля сказал настолько убежденно, что Нина уже ни капельки не сомневалась. Да они пройдут.
-Только после интервью нам нужно с вами поговорить. Вы могли бы остаться сегодня в Киеве?
Нина поняла, что Коля хочет с ней подружиться. Конечно, она останется: Винница не далеко, если что - она уедет ночным поездом.


10. Тайна

Нина прошла успешно интервью, она говорила мало, и поступила точно так, как советовал Николай. Коля также прошел. Вот теперь она ждёт его возле посольства, он задержался на какое-то время. Тут Нина увидела, что в очереди в посольство стоит знакомая девушка. Это была Анжела, из Одессы. Но она была не одна, а с каким то парнем.

- Привет, поздоровалась Нина.
- Нина,- удивилась Анжела ты тоже здесь. Да я. Прошла только что интервью и почила право на визу. Осталось только ещё фильтрационная комиссия.
- Ну, ты - молодец, - сказала Анжела. - А мы, вот тут, вдвоём с Игорем. Это мой парень. Мы будем проходить вместе.
Нина подумала, что и у неё тоже есть парень и она тоже проходила не одна. Как раз подоспел Коля и позвал Нину. Они уехали на метро на левый берег, и пошли, прогуляется в гидропарке.

- Нина, мне хотелось вам что-то сказать, начал первым Коля, - есть вещи, о которых можно говорить только с очень доверенными людьми. Он замолчал и посмотрел в глаза Нины. Нина глядела открыто и полностью доверялась Коле.
- Я вижу по вашим глазам, что вы надёжный человек.
- Вы так думаете,- спросила Нина.
- Я знаю, я хорошо разбираюсь в людях. Меня научили.
- В институте, вы психолог ?

- Нина, то, что я вам сейчас скажу - очень большая тайна. Поэтому я даже вам это не буду говорить, а только писать. Вот, они присели на лавочке в уединенном уголке парка, вокруг никого не было.
-Современные средства связи позволят прослушать любую информацию, даже шепот. Но этот прадедовский способ еще работает, - Николай вытащил из папки несколько листов бумаги, положил сверху и начал писать.
Он писал отдельные фразы, отрывая куски бумаги и тут же сжигая их, бросал в рядом стоящую урну.
В ходе такого необычного диалога Нина узнала совершенно непостижимые вещи.

Николай работал на спецслужбы, вернее на то, что от них осталось. Настоящая служба безопасности уже полностью подчинялась международной правительственной лиге. Но часть старых работников, создала свою конспиративную сеть. Николай был вовлечен своим дедом, старым разведчиком, и должен был провести очень важную операцию. Какую - он не написал, и пальцем указал Нине на то, что спрашивать пока нельзя.
Нина понимала, что такое вполне реально, отсюда и опыт Николая во всех этих комиссиях.

-Я не знаю нужна ли мне будет ваша помощь, - сказал Николай, - но думаю, что пригодилось бы.
- Я согласна сделать всё, что нужно, сказала Нина. Впервые она даже удивилась своей смелости.
- Я подумаю, как лучше нам это сделать,- сказал Николай. - И также я хотел сказать, - он смолк, взял по инерции бумагу, чтобы снова писать, но тут же сказал: - Вы мне очень нравитесь Нина. Я даже….
«Вас полюбил»,- написал на бумаге и дал Нине.
- Любовь с первого взгляда?- улыбнулась Нина.
- Вы очень красивая… я хотел сказать и очень хорошая, - ответил Николай.
- Спасибо, вы меня сегодня успокоили и выручили. Без вас я б не могла пройти интервью. И вы… вы мне тоже нравитесь.
- Действительно?- переспросил Николай.
- Ну вы же разбираетесь в девушках, - бросила хитрый взгляд Нина, и Николай ещё больше кажется привязывался к этой девчонке.
- Вы будете моей,- уверенно сказал Николай.
- А как же комиссия, поездка в Америку, или может …отказаться.
- Было бы хорошо отказаться, но уже нельзя: от нас зависит судьбы многих людей…
- И многих народов,- с улыбкой продолжила Нина.
- Да, Нина, это даже так, и мы сделаем это с тобой.

-Я - готова, - храбро ответила Нина, и уже весело улыбалась.
Они встали с лавки, Коля бросил несколько листов бумаги в мусор и поджег их. Пара быстро отошла в сторону озера и тут Николай сказал:
-Нина, фильтрационная комиссия будет непростая…
- Что ?- Нина сразу же перепугалась. Ведь только что она чувствовала себя на седьмом небе и вот теперь снова приходиться переживать.
- У них вся система состоит в том , что только один процент или даже меньше обращающихся может получить визу и разрешение на въезд. Фильтрационная комиссия в несколько раз уменьшит количество допущенных.

- То есть там мало шансов пройти…
- Из десяти приглашенных человек на комиссию в день - пройдёт два- три человека. И ещё, там снова надо будет раздеваться.
- До гола?- переспросила Нина.
- И в присутствии парней, добавил Николай. - То есть теперь раздеваться будут все вместе. Причём унижение на комиссии придётся терпеть на глазах у других. Таким образом, они хотят максимально срезать кандидатов, а также выбрать самых здоровых и покорных.
- Но разве такое возможно?, - не могла поверить Нина.

- Теперь возможно всё. В прочем. никто не жалуется, люди подписывают протокол о неразглашении. Там ведь никого не бьют, не трогают …физически, соблюдают дистанцию - такая вот форма современного рабства. Да и за всё это ещё платят своих 100 долларов. Правда участникам мероприятия, которые не выявили видимых нарушений: не матерились, не возражали - предоставляется возможность снова приходить на осмотры и участвовать в этой карусели. Нарушители же категорически не допускаются ни в какую страну: не выездные. Вот поэтому никто особенно не хочет что-то рассказывать. Все, как покорные овечки, слушаются офицеров посольства, и дают им морально издеваться над собой. Им так выгодно: человек ломается сразу. Каждый прошедший через эту систему будет уже другой, легко поддающийся контролю. Агрессивных же выявляют и, возможно, в будущем попытаются избавиться от них.

-Они собрали всю информацию о нас, - тихим голосом продолжал Николай. - Они полностью отсканировали все наши показатели. Во время прохождения рентгена и УЗИ они сфотографировали и записали все возможные вещи. Теперь они владеют всеми нашими данными. В скором времени они попытаются создать прецеденты для прохождения таких осмотров для всего населения.
- Это ужасно, сказала Нина. - Давай не будем никуда идти.

- Нет, - сказал Николай, - мы пойдём. Он предложил Нине присесть на скамейку, где снова принялся писать ей на бумаге новые секреты: « Мы должны получить код к компьютерной информации со всеми базами данных. Там завербован один сотрудник. Он передаст коды. Тогда мы предотвратим уничтожение нации.
- Они нас ….
Николай не дал договорить Нине.
- Да, сказал он и записал: «Возможно будут употреблять генетическое оружие. Они контролируют популяции народонаселения. У себя они уже истребили всех неугодных».
- Коля, мне страшно, - произнесла Нина.
- Не бойся - ми будем на комиссии вдвоем.
- Нет, я не о комиссии. Я вообще…

- Вообще у нас всё получится, вот увидишь. И ещё,- Коля дописал на бумаге: «сотрудник передаст код в капсуле. Её нужно будет проглотить. Сотрудник на выдачи виз. Пароль: «Можно лететь через Вену». Ответ «Можете хоть через Шанхай». Коля сжег бумагу. Нина посмотрела на Николая.
– Меня могут не пропустить, они тоже секут, - очень тихо шепнул он ей на ухо. - А ты визу получишь на сто процентов.
- Но почему?
- Я знаю.

- Так поэтому ты со мной хотел познакомиться, - сразу же изменила тон Нина. - Полюбил меня значит. Вот какая любовь? И, конечно же, с первого взгляда. Как бы ни так.
- Нина, я готов упасть перед тобой на колени и поклясться. Ты мне понравилась, как только я увидел тебя у посольства. Пойми, мне это трудно сейчас доказать, но ты увидишь: я тебя не брошу. Я всё сделаю до конца.
- Ну, раз так, - сказала тихо Нина, - посмотрим. А если …. Нина подумала о провале.

- Если что-то пойдет не так - тебе ничего не будет, - Коля научился уже читать мысли Нины, - предложат сходить на новый медосмотр. Через три месяца.
- Так сразу я к ним побегу,- грубо бросила Нина, но вот улыбнулась Николаю: - Разве что с тобой - на пару. Они засмеялись. Вечер был прекрасен и для молодых влюблённых оставалось только предаться нежным чувствам.


11. Девушки

Вход в «департамент натурализации и фильтрации» при посольстве находился в том же помещении, что и само посольство. Вот только вход был с другой улицы. Нина подошла к дверям. Тут же находились ещё несколько человек. Охрана пока не пропускала. Николай опаздывал. Нина сразу же поздоровалась с Анжелой и её парнем. Обменявшись некоторыми банальными фразами, девушки с тревогой ждали пропуска в департамент.
Коля подошел как раз к моменту, когда охрана начала запускать приглашенных на комиссию. Их на этот день оказалось всего лишь 11 человек: семь девушек и четверо юношей. Среди них несколько знакомых по визитах в на медосмотр и в посольство. Тут и женщина-киевлянка, Анжела с парнем, девушка-студентка в очках, один из парней, шутивших под посольством, а также Нина и Николай.

Всех пригласили в помещение, тут же забрали все вещи и средства связи. Сотрудница охраны видимо из местных сразу же известила о предназначении комиссии. Все слушали тихо и без вопросов.
Фильтрационная комиссия предназначена для того, чтобы сверить результаты медсомотра и интервью в посольстве, а также выявить моральную устойчивость желающих учиться в Америке.

- Комиссию вы будете проходить в обнаженном виде. Для этого вам придётся полностью раздеться как и на медкомиссии. Сотрудники и специалисты из Америки их время ограниченное поэтому - осмотрят сразу всех вместе: и мальчиков, и девочек. Не нужно при этом стесняться или вести себя неадекватно. Все специалисты медики и психологи. Они вынуждены проверить результаты и, кроме того, сделать общую характеристику для получающих визы. То есть, без их подписи и одобрения никто не сможет пройти комиссию и получить право въезда в нашу страну.

Девушки немного засмущались, но никто ничего не спросил. Мальчики старались отвести взгляды и таким образом, защитить себя от неловких взглядов студенток.

- Оплатите деньги в кассу и отправляйтесь в раздевалки. Помещения для раздевания раздельные мужские и женские. У вас есть двадцать минут. Потом - все на комиссию.
Нина заранее знала о том, что снова будут раздевать. Возможно, знали об этом и другие. Но среди
участников никто даже не возразил. Это Нину немного удивило.

Оплатив 100 долларов, Нина вместе с Анжелой зашли в туалетную комнату и оттуда пошли в раздевалку. Раздевалка маленькая, но светлая комната. Гардеробщицы, как на медосмотре, уже е было. Для каждого был предусмотрен железный шкафчик с кодовым замком. Все ценности и одежду нужно было сложить сюда. Нина разделась вместе со всеми девушками. Никто особенно не спешил, но и не отставал.

- А теперь пройдете через рамку, известила женщина-охранница. - Позаботьтесь оставить все ценные вещи и все украшения в ящике. Снимите всё, что можно снять снимите тут же. У кого пирсинг – нужно предупредить охрану.

Анжела и студентка в очках подняли руки на знак того, что у них есть вопросы: Анжела относительно пирсинга, а девушка - по поводу очков. Осмотрев пирсинг на животе и на половых органах у Анжелы, охранница разрешила ей пройти дальше. Студентке же категорически отказала идти в очках.
Нина прошла рамку и вышла в коридор. В коридоре для всех начался инструктаж.

- Сейчас вы пойдет на фильтрационную комиссию в эту комнату, - сказал сотрудник в форме охранника, указав на дверь. - Там вы будете стоять в ряду вместе с мальчиками. Не нужно прикрываться или стыдится. Это всё формальности. Люди привыкли уже, кроме того мы все специалисты и каждый день видим перед собой толпу голых участников. Проблема только в том, что мальчики могут отреагировать на вас …физически. Тут он сделал паузу и посмотрел на девчат как-то по-особому.

- Вы понимаете, что эрекция может возникнуть у мужчин в любое время. Не нужно реагировать на это. Смотрите всегда прямо в глаза членам комиссии. Слушайте их команды. Они скажу вам что делать. Старайтесь думать только об этом. Сосредоточитесь только на себе. Вас никто не обидит, мы гарантируем вам полную безопасность … сексуальную. Девочки молчали. Никто ничего не спрашивал.

- Вы будете стоят спиной к комиссии, - продолжал охранник, -поэтому прошу вас не оборачиваться и не оглядываться. Вам создадут максимум условий, чтобы вы не чувствовали себя… неловко. Кроме того, туки вам придётся держать позади головы и таким образом это должно защищать вас от желания разглядываться по сторонам.

Вот сейчас вы это увидите. Подойдите к стенке обернитесь к ней лицом и руки за голову. В таком положении вам совершенно не нужно оглядываться. Так же и ребята будут в такой позиции. Таким образом, вы будете защищены от лишних взглядов.

Девушки стояли как копанные. Женщина расставила их по одной на некотором расстоянии, предназначенного для мужчин.
-Мужчины будут стоять между вами. Ведите себя спокойно. Ничего плохого вам не сделают. Не разговаривайте. В зале это категорически запрещено. Иначе вас просто выведут.

Нина стояла крайняя. Справа возле неё - место для мужчины. Сейчас приведут сюда кого-то и поставят. Нина думала о Коле. Может именно он будет рядом с ней. Хотя может этого и не нужно. Ведь тогда он … Нина вспомнила, что Николай ещё не видел её голой. Это будет в первый раз. Она волновалась. Совершенно дурная ситуация: их знакомство проходит в такой глупой обстановке.


12. Мальчики.

Коля разделся вместе с другими студентами. Парень из группы шутников стоял, в чем мать родила.
- Ну, что готов трясти яйцами?- спросил Николай.
У парня уже не было желания шутить: – Ладно, кончай базар, - сказал он.

- Быстро снимаем всю одежду и украшения. Будете проходить рамку, смотрите, чтоб не завернули, - сказала охранница. Возле неё стоял мужчина, видимо американец. Когда все разделись до гола. мужчина с акцентом произнёс:

- Вот в таком виде будете стоять перед комиссией и выполнять все, что вам прикажут. С вами будут девушки…,- он сделал паузу, и продолжил, - голые девушки. Но мы их раздели здесь не для вас.
Это нужно для быстроты и для удобства комиссии. И главное - чтобы не было никакой коррупции.

Женщина-охранница ухмыляясь от сказанного её коллегой, продолжила инструктаж:
- Мы вам рекомендуем на девушек не глазеть и вообще лучше на них не смотреть. Смотрите только прямо перед собой - и все будет нормально. Вы надеюсь сегодня не в первый раз увидите голых женщин?
- Как же увидим, если вы говорите не смотреть, - произнёс студент-шутник. Видимо его снова потянуло прикалываться.

- Молодой человек, - ответила ему женщина и всем присутствующим в его лице, - запомните несколько простых правил: не прикрывайтесь и не трогайте руками свои половые органы. Лучше вам к ним вообще не прикасаться: эрекция может наступить в любой момент и вот тогда вам будет очень неудобно. Кроме того, это могут расценить как не культурный выпад по отношению к членам комиссии.
- А если все-таки это произойдет,- уже серьезно спросил шутник, - визу дадут ?

- Виза не зависит от эрекции, но вы должны понимать, что есть нормы и правила поведения. Когда люди ходят на нудистский пляж или в сауну - там тоже не культурно и даже очень грубо, чтоб мужчина возбуждался в присутствии женщин. Чувствуйте себя здесь как на пляже и ведите себя достойно. Помните, что девушки рядом с вами - такие же участницы фильтрационной комиссии. Как же они будут себя чувствовать, если вы будете рядом с ними в диком возбуждённом состоянии?
Дальше инструктаж продолжил мужчина:

- Мы защищаем конфидициальность и комфортность для всех участников комиссии, и ещё раз напоминаю о корректном поведении. В случае нарушения дисциплины вы будете выведены и наказаны. Согласно подписанных вами правил нарушитель становиться не выездным как минимум на 10 лет. Кроме того, информация о вашем не грубом поведении будет передана в информационные банки всех американских компаний по трудоустройству в вашей стране. Так что шутить не стоит. Если кто не готов или передумал, можете прямо сейчас же покинуть комиссию. Только деньги назад вы уже не получите. Впрочем, как визу.

- А если же мы будем вести себя нормально, то тогда визу получим, - снова спросил парень-шутник.
- Виза не зависит только от поведения. Конечно, что образцовое и культурное поведение - это залог успеха, но есть также ещё и другие параметры, касающиеся анкетных данных, анализов и всего прочего. Для этого и создана эта фильтрационная комиссия. Если кто-то из вас не получит визу на этот раз, то у вас есть шанс снова обратится в консульство через три месяца и пройти медкомиссию. Так что опыт вам пригодится У Николая уже имелся опыт прохождения фильтрационной комиссии. Он, зная заранее о всех нюансах с раздеваниями, подготовился к осмотру, употребив большую дозу упоскоительного средства. Игорь же пребывал весь в недоумении и внутреннее возмущался, так как находится здесь не сам, а со своей девушкой Анжелой. Теперь же все эти мужики будут пялиться на неё голую.

- Вы должны стоять молча и не оглядываться, - продолжала наставлять охранница. – Всё нужно исполнять быстро и безприкословно. Вас могут вызывать на осмотр несколько раз. Не возмущайтесь, так как чем больше внимания вам уделят, тем лучше для вас - члены комиссии смогут во всем разобраться и выяснить все сложные моменты.

Мальчики вышли в коридор. Подняв руки за головы, каждый из них был сопровожден по отдельности к стенке и поставлен в ряд между девушками. Все стояли молча некоторое время. Позади прохаживались сотрудники, и еще какие-то люди, но никто из обнаженных не оглядывался.

Коля стоял между Анжелой и женщиной лет тридцати, киевлянкой. Он посмотрел в стороны, пытаясь увидеть краем взгляда Нину. Она стояла крайняя слева и первая от двери на вход в зал заседания комиссии.
- Налево, повернуться всем налево, - прозвучала команда мужским голосом сзади. Все повернулись
- Сейчас вас пригласят на комиссию, - сказал он, - руки так и держите, не опускайте. И не оглядывайтесь.
Это слово «пригласят» звучало очень цинично. А ещё хуже - все эти солдафонские команды. Нина чувствовала себя как военнопленная, а не студентка, добровольно пришедшая на комиссию в посольство.



13. Комиссия

Через пять минут студенты цепочкой один за другим вошли в зал. Зал оказался большим, но холодным. Пол выстелён покрытием, в конце зала несколько столов, за которыми находились члены комиссии.

- Проходите на право и становитесь лицом к стенке. Когда все участники выстроились, таким образом, возле противоположной стенке, члены комиссии некоторое время совещались между собой.
Нина чувствовала волнение, так как совершенно не могла видеть, что происходит у неё за плечами. И это волновало её хотя также и успокаивало так как все стояли вместе, а коллективная обнажонка не казалась уж и такой обидной. Кроме того мужчины также стояли молча и покорно исполняли приказания. Женщинам приходилось проступать таким же образом.

- Кругом, - поступила команда из-за стола. Но никто не повернулся за исключением нескольких обернувшихся.
- Команда была кругом, - громко и сердито крикнул сзади охранник. Все обернулись лицом к комиссии. Вот теперь все они могли разглядеть всё происходившие в зале. За столом сидело несколько человек мужчины и женщины, в зале присутствовали три охранники: одна женщина и двое мужчин.

Один из мужчин за столом с акцентом начал зачитывать текс обращения к приглашённым. Потом он достал другой лист бумаги и начал зачитывать фамилии и анкетные данные участников. Мальчики и девушки стояли в ряд, и только слушали. Понятно, что это была официальная и формальная часть в прохождении комиссии.

- Кругом, - последовала очередная команда. Все снова покорно развернулись лицом к стенке.
- Юлия Дегтяренко - кругом, подойти к столу, - позвали студентку. Очки она сдала. Теперь вот аккуратно подошла к столу. Она опустила руки и старалась всматриваться в лица членов комиссии. От непривычки глядеть без очков ее глазницы напружились и немного слезились.

- Юлия,- обратился к ней председательствующий американец, - вы в порядке ?, - как-то странно звучали эти слова по-русски.
- Да,- ответила Юля.
- Тогда подымите руки за голову, ноги на ширину плеч и приседайте.

Юля покорилась. Она начала приседания. В это время члены комиссии тихо разговаривали между собой, посматривая на экраны портативных компьютеров, где находились личные данные Юлии, и результаты её анализов.

- Хорошо. Станьте смирно, - приказал американец. - А теперь кругом. Ноги на ширину плеч и приседать. Юлия снова исполнила приказ. Она обернулась лицом к спинам обнаженного ряда участников.. Юлия приседала: от волнения и от приседания её сердце билось с ужасной скоростью.
- Кругом, - скомандовали сзади. Вся красная и запыхтевшаяся студентка обернулась к комиссии.
- Юлия, - вы собираетесь обучаться в Америке, какие мотивы вы преследуете.

К Юлии посыпались разнообразные вопросы банального характера. Все участники могли также слышать шаблонные вопросы и ответы. Девушке громко задавали и вопросы интимного содержания:
- У вас есть парень? Занимаетесь ли вы сексом? Планируете рожать детей?
Юля отбивалась нехитрыми ответами, и как бы даже не обращала внимание на то, что это ее слушают не только все члены комиссии, но и ребята позади.
- Хорошо, - подытожил американец. Возвратитесь пока на место.
- Анжела Ильинская – позвали следующую девушку.

Анжела предстала во всей своей наготе пред глазами членов комиссии. Анжела не стыдилась, но только переживала по поводу Игоря. Он был недоволен этой процедурой и, особенно тем, что должен проходить эту комиссию вместе с ней.
- Кругом, ноги на ширину плеч. Достаньте руками до пола, - скомандовал американец. Анжела выполнила приказ.
- Ноги как можно шире, - добавил охранник рядом с ней. Анжела постаралась максимально раздвинуть ноги.

В это время Игорь обернулся и начал громко возмущаться. К нему подошли охранники
- Лицом к стенке… скомандовали они и тут же с издевательской интонацией добавили, - пожалуйстно, не нарушайте порядок.
- Да какой же это порядок? Это же ….,- Игорь вскипел.
- Игорь,- вскрикнула Анжела, стараясь успокоить его.
Охранник схватил цепко Игоря за руку и попробовал развернуть его к стенке.
- Это же моя девушка, вы что себе позволяете, - продолжал возмущаться Игорь.

В это время одна из сотрудницы поднялась из-за стола и подошла к Игорю:
- Ваша девушка, ну и что? Пусть даже жена или сестра, какое это имеет значение? Её осматривают врачи и сотрудники. Вас же предупреждали.

Игорь на минутку затих, но не собирался оборачиваться к стенке.
-Хорошо,- бросил охранник, - тогда слушайте команду для всех – кругом!. Все участники развернулись на 180 градусов. Перед ними стояла голая Анжела, с широко разведёнными в сторону ногами.
-Если вы не хотите оборачиваться к стенке, то тогда пусть все так же как и вы сморят,- объяснил охранник свой приказ.

- Анжела, повернитесь лицом к комиссии и приседайте, - обратилась сотрудница, подойдя к Анжеле. Анжела развернулась и начала приседать.
- Да я вас всех сейчас…., - закричал Игорь и бросился к Анжеле. Его тут же задержали охранники и выдворили из комнаты. Анжела стояла в полнейшем огорчении - ей нужно было моментально сделать выбор.
- Девушка, вы хотите покинуть помещение или будете продолжать, - сразу же спросила сотрудница, всё еще стоявшая рядом с Анжелой.
- Буду продолжать,- уверенно ответила Анжела.
- Тогда - кругом, ноги шире, нагнитесь и разведите ягодицы руками.

Анжела с недоумением посмотрела на сотрудницу, но всё же исполнила её приказ. Весь ряд голых студентов и студенток смотрел на неё. В парня-шутника встал член.
- Кругом, - скомандовал охранник для стоявших студентов. Все обернулись к стенке, а Анжела продолжала исполнять команды и отвечать на вопросы. Члены комиссии опрашивали и осматривали Анжелу настолько нагло и безпардонно, что казалось, будто только что ничего и не произошло.

«Как же она так может, - мелькнуло в голове у Нины. - Это же так мерзко: парня вывели и накажут, а она как последняя шлюха вертится перед ними выставляя им на показ все свои сокровенные места»
Но Анжела не задавалась такими мыслями, она приняла решение не срывать своего участия и-за Игоря, а попробовать как-то все таки устроить свою карьеру, тем более, что деньги уплачены, столько унижений уже позади и тут Игорь... Он должен её понять и простить. Анжела вернулась на свое место.



14. Процедура

Позвали студента-шутника, но эрекция у него всё ещё не прекращалась, то ему пришлось снова возвратиться в строй. Следующий студент видимо очень переживал и вёл себя совершенно послушно. Он исполнял все приказания и лаконично отвечал на все вопросы.

Хотя Нина и не видела его, но хорошо представляла себе происходящее за спиной, по словам и интонациям. Она понимала, что именно этот студент является конкурентом Николая и наверное сумеет пройти комиссию. Действительно шансы Коли уменьшались. Нина, почему-то, не думала о своих шансах. Ей больше всего хотелось, чтоб именно Николай сумел пройти комиссию и исполнить свою миссию.

И вот наконец пришла ёё очередь: Нину вызвали вперёд. Она очутилась перед комиссией и стала ждать вопросов и приказов.
- Кругом, ноги в стороны, нагнуться, раздвинуть ягодицы, присесть, встать -привычный набор приказаний Нине пришлось послушно исполнять. Нина приседала, показывала ступни ног, ладони рук, вперемешку между этим, отвечая на вопросы членов комиссии. Она пребывала как бы в тумане и как будто сама себе больше не принадлежала: она всё делала машинально и автоматически. И хотя все упражнения были заведомо унизительные, однако Нина этого не чувствовала. Она думала о Коли, о его миссии.

Сотрудники оценив послушность и хорошие показатели Нина вкупе с неплохими медицинскими анализами, не нашли к чему придраться. Поэтому Нина вернулась в строй и стала дожидаться дальнейшего развития событий.
И вот пришла очередь Николая предстать перед комиссией. Он вёл себя спокойно и уверенно, что собственно было заметно.Сотрудница сразу же подошла к Николаю и заставила его сделать несколько унизительных упражнений. Нина стояла в оцепенении: она не видела происходящего, но страшно переживала за Колю, притом ей казалось, что каждый следующий приказ может закончиться срывом. Сотрудница как раз на это и рассчитывала. Но Николай сумел усмирить свою гордую натуру и вел себя как полный моральный урод, готовый на всё ради получения американской визы.

Несколько личных вопросов Коля сразу же парировал, но один из них прозвучал совершенно неожиданно:
- Вам знакомы девушки среди участников сегодняшней комиссии?

- Да, мы проходили вместе интервью в посольстве,- отмахнулся Николай и тут же понял провокационность вопроса. Они могли засекти их с Ниной возле посольства, но еще хуже - могли записать разговоры или собрать информацию через провокатора.
- Имеются ввиду ваши близкие отношения,- уточнила вопрос сотрудница.
- Нет,- твердо ответил Николай.

Он вернулся в строй. Нина не видела его и даже не пыталась, как-то реагировать, поскольку охранники постоянно тасовались и могли заподозрить об их отношениях.

Процедура уже подходила к концу. Вызвали ещё раз студентку, носящую очки. Ей пришлось повторно проделать некоторые упражнения и снова вернуться к стенке. Осталась ещё женщина, лет тридцати, киевлянка.
Она вышла к комиссии и проделала все те же знакомые упражнения. Но тут кто-то из сотрудников, заставил её дополнительно приседать и при этом широко расставлять ноги. Это показалось женщине не только крайне унизительным, но и трудным упражнением. Кроме того, она почувствовала, что именно этим упражнением её стараются вывести из себя и провалить.

- Ну, сколько можно приседать и зачем аж так раздвигать ноги? Вы что издеваетесь?,- вдруг не выдержала она.
Тут сотрудница подоспела к ней и быстро разъяснила:

- Женщина, кто тут над вами издевается? Вас просит врач раздвинуть ноги: вы же понимаете, что ваши половые органы посажены высоко и для того, чтобы осмотреть вашу вагину нужно поставить вас в соответствующую позу.
Женщина застеснялась и поняла абсурдность своего вопроса. Они могут поступать с ней, как только заблагорассудится, ведь именно она дала им это право и ещё заплатила деньги. Ей стало обидно.
- А зачем тогда все эти глупые вопросы, если и так понятно, что все врут?,- Киевлянка пробовала таким образом сместить акценты со своих половых органов на другую тему.

- Врут? Кто врёт?, - возмутилась сотрудница, - у вас есть доказательства? Вам что-то известно, пожалуйстно, говорите.

Женщина снова попала в дурное положение. Выпутаться было уже не легко, и тут она резко бросила:
- Вот тут передо мной мужчина утверждал, что не знает присутствующих девушек, а сам явно водится из одной из них: я меня ждёт престижная работа в американской фирме в Киеве. Я не собираюсь эмигрировать.
Сотрудница вроде как сжалилась над женщиной и та почувствовала это. Но тут же поступила новая команда:

- Раздвиньте ноги и максимально нагнитесь: врач должен хорошо осмотреть вашу промежность.
Это было просто неожиданно и омерзительно, но киевлянка послушалась. Она встала в унизительную позу и врач несколько раз широко раздвигал ей ягодицы на виду у всей комиссии.
Нине стало просто не по себе. "Эта сука не придумала ничего лучшего как, спасая свою жопу, выдать нас двоих",- подумала Нина.

Сотрудники вроде бы никак не отреагировали на выпад киевлянки, возвратили её на место и занялись еще раз шутником. У того уже эрекция пропала и видимо на долго. Ему все же довелось потрясти яйцами перед комиссией и совершенно безрезультатно: смеялся он над Колей у ворот посольства напрасно. Сам оказался дураком.


15. Ожидание

Осмотр закончился - всех вывели в коридор. Дальше пришлось ждать минут двадцать на результаты комиссии.Все стояли молча, закрывая руками низ живота. Теперь после всего случившегося это уже казалось совсем неуместным.

Сотрудница зачитала четыре фамилии, среди которых была и Нина. Их четырёх пригласили в зал, где заседала комиссия. Оказалось, они получили право на визу. Кроме Нины один послушный студент, а также Анжела и киевлянка. Все остальные отправились в раздевалку. Коля вместе с ними. Он не сумел пройти этот барьер. Нина осталась сама и она поняла, что именно она обязана выполнить его миссию. Она знает пароль, она сделает все нужное. Только чтоб получилось. В этот момент ей срочно хотелось увидеть Колю. Но она стояла в холе вместе с другими "счастливчиками". Никто из них не разговаривал между собой. Все понимали, какой унизительной ценой им пришлось получить эту проклятую визу.

Анжела подошла к Нине и посмотрела ей в глаза. Она ничего не сказала, но её взгляд был достаточно повествовательным. Нина прочитала в нём и раскаяние, и смущение. Но визу сейчас поставят.
- Можно конечно никуда не ехать,- сказала тихо Анжела и тут же поняла, как глупо это звучало. Столько пройти, и заполучи кусоч голографической наклейки в паспорт. Нет, она несомненно поедет.

Нина вместе с выбранными стояла в коридорчике. Тут не было окон, но было намного теплее, чем в зале. Но все съёжились и ждали дальнейшей участи.

Анжела обратилась к молодому студенту от имени женщин с просьбой, чтобы он первым пошел на получение визы, так как им было бы намного уютнее чувствовать себе здесь без мужчины. Парень молча согласился, после чего больше никто не с кем не разговаривал.

Но девушки видимо очень расслабились, надеясь, что дальше всё будет по их желанию. В действительности заправляли тут только сотрудники посольства. Сперва они позвали Анжелу.
А студента пригласили аж в последнюю очередь.

Нина подумала о том , что этот парень наверное чувствует себя неудобно.
Вот он один стоит, голый, вкупе с красивыми женщинами, которые уже даже никак не прикрывают свою наготу. А может он голубой или наглотался таблеток,- подумала она о нем.

Тем временем киевлянка тихо произнесла:
- Извините меня. Мне очень стыдно ... за мой поступок. Я не имею ничего против вас или вашего парня просто мне так стало неловко... Они надо мной издевались, и я не выдержала…
- да, я слышала,- сказала Нина, не обращая взгляда на киевлянку.
Тут же киевлянку позвали в следующею комнату, а Нина одна осталась со студентом.

В коридоре вообще никого не было, и никто не заходил. Нина понимала, что так или иначе они просматривают всё на камеру.
- Вас будут допрашивать,- тихо шепнул студент
- Что?- Нина как бы вскипела то ли от услышанного, то ли от того, что студент впервые заговорил. Он догадался по резкому взгляду девушки и сразу же тихим голосом объяснил
- Я уже проходил этот этап год назад. Тут визу выдают не всем - только после тщательного допроса.
- Ещё раз?- спросила Нина, хотя уже догадывалась, что еще не всё закончено. А ей так уже хотелось покинуть это здание.

Студент больше не говорил, и расспрашивать его не было смысла. Но что значит «допрашивать» - Нина не понимала. «Может ещё одно интервью»,- подумала она.
Нина вошла в комнату. Тут стояло несколько столов по углам. Возле одного стояла киевлянка и плакала. Нина поняла, что ей отказали.
Тем временем молодой сотрудник сразу же пригласил девушку к противоположному столу.
Он уселся за компьютер, Нина продолжала стоять. Сесть ей не предлагалось, и видимо, даже не предвиделось, поскольку стульев вообще не было.

16. «Детектор лжи».

-Девушка, вам предстоит пройти опрос на аппарате, о котором вы наверное слышали,- сотрудник посмотрел на Нину и разложил на столе некое приспособление с проволоками и чипами.

Тут же он достал насадку в одноразовой упаковке по типу шприца, открыл её и приспособил к проводке.
- Это очень чувствительные датчики, измеряющие температуру, пульс, сердцебиение, и другие импульсы организма. Поэтому мы можем легко определить: врет человек или говорит правду. Вернее все это определяет компьютер. Нам остаётся только правильно ставить вопросы, а вам - отвечать на них.

Нина понимала суть работы детектора лжи. Понятно, что когда человек говорит неправду - он волнуется и подаёт сигналы на компьютер. Николай не предупреждал и ничего не говорил о детекторе. "Как же он не догадался, что так просто они нас отсюда не выпустят",- подумала Нина. В это время сотрудник нацепил на запьястие левой руки и под грудь в области сердца два соединенных проводом датчика. А потом ещё один - к левому виску. Датчики оказались на липучках и легко приставали к коже.

- А теперь мне придётся поставить вам температурный элемент ректально, - он преподнес освобожденный от упаковки продолговатый датчик.
Нина оторопела, такого она даже не могла предвидеть.

- Сперва нагнитесь - ноги шире! Нина послушалась. Он вставил ей тоненький предмет в прямую кишку. - А теперь аккуратно присядьте: в такой позе вам придётся посидеть некоторое время.

Мужчина сел за компьютер и видимо настроил программу и тут же сообщил:
-Работает, и даже очень хорошо. Смотрите мне в глаза и старайтесь, чтобы градусник не выскользнул у вас из... попы.
Нина встревожилась, и он зразу же это заметил:
- Вы заволновались? Это тестовой вопрос - детектор сразу фиксирует.

Нина сообразила подвох и поняла, что сейчас может произойти все что угодно. Сидеть на корточках с градусником в анусе было тяжело. Кроме того, Нине хотелось в туалет: мочевой пузырь был переполнен.

«У них туалет только в раздевалке: тоже специально устроено»,- она решила воспользоваться этим случаем и попробовать предупредить возможный провал.
- Мне нужно в туалет: здесь не было возможности сходить, - сказала она сотруднику.
- Тут не предвидено туалета. Но эта процедура займёт не много времени. Потерпите. Кроме того, это поможет вам быстро отвечать на вопросы. Мы заинтересованы в именно быстрых ответах.
Нина понимала, что и это у них входит в элемент издевательства и давления на личность.
- И так, приступим. - начал сотрудник. Нина кивнула в знак согласия головой.
Целый ряд вопросов о родственниках за границей и целях поездки Нина парировала спокойно, благо была подготовлена заранее.

А дальше сотрудник поменялся местом с женщиной-коллегой, которая до этого опрашивала киевлянку.
- У нас опрашивают два сотрудника,- объяснила женщина. Сев за стол, она сразу же начала задавать вопросы. Нина сообразила, что киевлянка провалилась именно у неё на допросе и может даже рассказала о Нине и Николае.
" Правды дуре захотелось. Ну, вот теперь тут можно поговорить по душам только с детектором в жопе",- мелькнуло в голове у Нины.
- Девушка, вы чем то встревожены?,- спросила сотрудница
- Нет,- ответила Нина и еще больше занервничала
- Ну, теперь еще больше,- констатировала женщина, - детектор показывает.

Нина вдруг подумала, что всё это полнейшая жуть - сидеть на корточках в такой дикой позе с разрывающимся мочевым пузырем и для чего - для спасения мира? Половина мира сможет, наверное, скоро увидеть эту сцену: ведь они наверняка снимают всё происходящее на видеокамеру. Ей стало уже как-то одинаково - хотелось побыстрее все это закончить.

Сотрудница расспрашивала о предмете обучения, о специальности и вот перешла на личное:
- Вы знакомы с Николаем?
- С каким?- уточнила Нина
- Он сегодня с вами проходит комиссию.
- Да, мы познакомились у вашего посольства.
- Он вам что-то говорил?
- Он рассказывал о фильтрационной комиссии.
- Что именно?
- Что здесь будут раздевать
- И всё?
- А также сказал… что я ему нравлюсь. Мы гуляли в парке... Целовались
- Ладно, это второстепенные темы, но почему вы волнуетесь при упоминании именно Николая?

Нина задумалась буквально на секунду и тут же ответила:
- Он мне тоже понравился. А сегодня здесь он впервые увидел меня полностью голой. Я переживаю по этому поводу.
- Вы хорошая девушка, - женщина подошла к Нине, вытянула этот чертов термометр и сняла датчики.
- Вы честная и наивная девчонка, - уточнила сотрудница и добавила: - неплохо если б вы стали гражданкой нашей страны. Нам нужны такие люди.

Нина сразу обрадовалась и ей так стало приятно от такого доверия , но вдруг она поняла, что допрос ещё не закончился.
- Нет, я хочу вернуться домой. Я могу приносить пользу и здесь. И ещё Коля...
Сотрудница пристально посмотрела в глаза Нины..
- Коля будет ждать меня ведь он же не прошел, - тихо произнесла Нина.

Женщина села за стол и сказала:
- Вам оказано большое доверие, и вы получаете визу для обучения в нашей стране. Это виза на один год. Но потом её можно продлить, - она сделала паузу, посмотрев на Нину.

Нина уже сама не понимала как ей это удалось.
- Мы хотим извиниться перед вами за все неудобства, какие вам пришлось претерпеть. - продолжала сотрудница. - Но мы вынуждены на такие меры, так как мы должны выявлять потенциальных эмигрантов. А их количество постоянно растёт. Мы попросим вас после получения визы подписать договор о неразглашении происходящего здесь. Поймите, потенциальные эмигранты всячески стараются нас обмануть, готовятся ко всяким нюансам. Поэтому доходит даже до такого вот испытания ,- она бросила взгляд на лежавший на столе детектор.

- Да, конечно, я все подпишу и не буду никому ничего рассказывать.
Сотрудница подошла к Нине, легко взяла ей за плечё и провела до выхода. Нина только бросила взгляд в сторону, где увидела широко присевшего на корточках студента и сотрудника, приспосабливающего его к детектору.

17. Виза

Нина очутилась в небольшом коридорчике. С двух сторон прозрачные стеклянные стены, по типу аквариума, как на медкомиссии. Две других стенке с глухими дверями. Все двери заперты. «Как в тюрьме какой-то»,- подумала Нина.

Тем временем за стеклом, о ужас, весь офис работающих сотрудников посольства. Мужчины, женщины за компьютерами и с телефонами -целый зал. Нине стало не по себе. В это время одна из сотрудниц, молодая женщина, подошла к прозрачной стенке к копировальному аппарату, который стоял здесь. Нина сразу же отвернулась.

Ей не хотелось, что б её голую рассматривали сотрудники всего офиса. Спустя минуту Нина обернула голову и увидела, что женщина подошла ближе к окну…и поправляет прическу и красит губы.

«Так это работает как зеркало с той стороны»,- подумала Нина. Она обернулась к стеклу, и некоторое время наблюдала за происходившем в зале. Потом Нину позвали в следующую комнату. Тут тоже стекло, но уже с маленьким окошком. За стеклом сидела женщина - сотрудница визового отдела. Она готовила паспорт и что-то сверяла.

Нина вдруг поняла, что именно эта женщина и выдает визы. Так что вся операция по «спасению человечества» провалена. Никакого мужчины не было. Может он сегодня не работает, или вообще уже не работает в этом отделе, а может даже - и в посольстве. Нина расстроилась. Это же надо столько было терпеть ради вот такого провала. Но тут же она получила на руки визу и поняла, что главное, за чем она пришла сюда, как раз и является виза. Это её успокоило. Значит, не зря довелось пострадать. Хотя в чем страдание? Без Коли и его тайны она и так была бы вынуждена проходить все эти процедуры.

- Девушка,- сказала сотрудница, - дальше вам проставят дату вылета. Нина пошла к следующему окошку и увидела мужчину, блондина, высокого и красивого. Как сказали бы в известном фильме «истинный ариец». Он протянул руку и взял паспорт у Нины.

- У вас есть право прибыть в нашу страну на протяжении трёх месяцев. Вы можете оставаться в нашей стране на протяжение года. Но так как вы не улетаете сегодня, я надеюсь, то мы можем вам проставить предполагаемые даты вылета и таким образом виза продлиться у вас на означенный период.

Мужчина разговаривал по-русски, с легким акцентом. Нина сразу же сообразила, что это может быть тот сотрудник, о каком говорил Николай. Она снова заволновалась. Теперь нужно попробовать использовать пароль. Впрочем, это единственный шанс. Вряд ли кто-то еще сможет пройти всю эту чехарду с унижениями и детекторами, чтобы добраться до этого окошка. « Я должна!»,- твердо решила Нина и тихо спросила:

- Можно мне лететь через Вену?
Сотрудник поднял глаза пронзил Нину взглядом и спустя несколько секунд ответил:
- Хоть через Китай.
- Я планирую вылетать 13 того мая, - сообщила Нина.

Он написал что-то на визе и поставил подпись, и еще раз глянув на Нину, передал ей документ. Нина сообразила, что нужно открыть паспорт и глянула во внутрь. Между страниц лежала тонкая пластмассовая полоска, видимо капсула для Николая.

- Спасибо, сказала Нина и прошла дальше по коридору, где незаметно засунула капсулу в рот и постаралась проглотить. Но сделать это оказалось не просто. Эмоциональное состояние Нины на протяжении дня так резко менялось, что во рту все пересохло. С трудом она всё-таки проглотила маленький предмет и, вот он как будто застрял у неё в пищеводе. «Сейчас я выйду, - подумала Нина,- и все будет в порядке».

Дальше по коридору к ней подоспел мужчина в костюме, и пригласил её в соседнюю комнату.
«Это ещё что?» - подумала Нина. Но так как она переживала по поводу капсулы, то уже ничего не спрашивала и послушно все исполняла.

18. Вербовка

Мужчина провел её в свой кабинет. Он посадил её на стул, это, к стати, это первый раз за целый день, когда Нине разрешили сесть. Сам он сел по-американски - на краешек стола.

- Меня зовут Джон Мейси, - представился он. - Я сотрудник отдела безопасности и порядка.
У Нины похолодело в груди. Она занервничала.
- Что с вами? Вам плохо? - тут же спросил он.
- Нет, -ответила Нина, - просто мне неудобно, что я голая перед вами, а вы - в костюме.
- Так вы предлагаете мне тоже раздеться?
Нина молча смотрела на него.

- Нет, я могу, если вы настаиваете. Это мой кабинет он специально оборудован. Здесь не ведутся записи, нет видео наблюдения. Так что я могу и раздеться, - он смотрел на Нину.
- Нет, не нужно, - отказала Нина.
- Я знаю, что вы торопитесь и хотите как можно быстрее покинуть это здание. Мы тоже не будем задерживать вас долго. Нам нужно от вас не многое, – он посмотрел пристально Нине в глаза. Нина понимала, что дело идёт к разоблачению, и поэтому старалась, как можно меньше говорить.
- Мы предлагаем вам сотрудничество.
- Я не понимаю?

- Вы прошли комиссию, мы наблюдали за вами, изучили ваши данные. Вы - очень способная девушка. Поверте, мы предлагаем сотрудничество не каждому, кто получает визу.
- Что вы хотите?- коротко спросила Нина.
- Мы хотим заключить с вами соглашение. Вы будете помогать нам.
- В чём? – спросила Нина.
- В работе по безопасности - это очень выгодное для вас предложение.
- Мне нужно подумать, - сказала Нина.
- Такие решения у нас принимаются быстро, или вообще не принимаются, - резко ответил сотрудник. Он начал нервничать.
- Мне нужно подумать, - ещё раз повторила Нина.

- Встать, на колени!- резко скомандовал Джон. Нина задумалась на секунду, но тут же встала и…опустилась на колени. Она это сделала только потому, что не поняла ещё до конца: вычислили её с капсулой или нет.
- Открой рот, - приказал американец.
Нина приоткрыла рот. Он резко спустил штаны, вытянул возбуждённый член и ввел её в рот. От полной неожиданности Нина начала сопротивляться и защищаться руками.
- Руки назад, - прошипел Джон, - онанизм нам не нужен, ты должна глотать его.

Нина опустила руки. Ей никогда не довелось глотать мужские члены. Было ужасно противно, сначала чуть не сработал условный рвотный рефлекс. Нина подумала, что вот сейчас вырвет и капсула вылетит вмести с блевотиной. Она закрыла глаза, некоторое время терпела и тут…. американец кончил. Она не думала, что это произойдет так быстро.

- Сядь, - сказал он и предложил ей стул. Она поднялась и села.
- Ну, что подумала? А теперь бери бумагу и карандаш. Приказал он. – Пиши заявление, что тебя изнасиловал сотрудник безопасности Джон Мейси в извращённой форме. Нина посмотрела на него.
- Это приказ, - пиши заявление, - тебя вызовут в посольство на рассмотрение.
- Я не буду ничего писать, - категорически ответила Нина.

Сотрудник явно не ожидал такого поведения, но сразу же взял контроль в свои руки.
- Нам никто не отказывает в доверии. Мы предлагаем тебе сотрудничество. Поэтому…
- Да, я буду сотрудничать, - мгновенно ответила Нина, понимая, что они хоть и не засекли её с капсулой, но так просто её отсюда не отпустят.
- Это меняет ход дела, Джон сразу же изменился. - Вы извините меня. Прошу. Тут он покинул помещение. Через минут три зашел другой сотрудник.

- Меня зовут Доу Велс, я сотрудник безопасности. Извините моего коллегу, он сказал, что причинил вам боль. Но если вы согласны работать с нами, то, во-первых, вот в этом конверте, пятьсот долларов, именно столько вы потратили на осмотр и комиссию. Мы установим с вами связь через наших агентов. С вами будут работать наши сотрудники. Вам будут звонить, и вы сможете встречаться и передавать нужную информацию. Вы согласны?
- Да,- тихо ответила Нина.

19. Шок

Через пять минут она уже была в раздевалке. Здесь кроме неё уже никого не было. Нина быстро подошла к ячейке, где сложила свою одежду. Но она оказалась заперта. Нина попыталась каким-то способом открыть дверцу, но было тщетно. В раздевалку зашел сотрудник охраны.
- Девушка, не торопитесь, - произнес он с легким акцентом.

Нина посмотрела на него. Она уже нервничала от того, что весь процесс затянулся на столько долго. Весь день она нагишом ходит по кабинетам и коридорам, и теперь, когда за этой железной дверью находится её одежда, оказывается, ее невозможно открыть.

- Девушка, в вашем паспорте должна быть полоска – ключ для открытия ящика с вашей одеждой, - сказал сотрудник.
- Что? – Нина вообще ничего не понимала, но в этот же момент она почувствовала, что теряет всякий рассудок.
- Вам выдали код для открытия ящика. Каждый участник фильтрационной комиссии получат этот код, и забирает свою одежду. Посмотрите в своём паспорте.

Нина открыла паспорт, полистала его, хотя понимала, что никакого кода там уже нет. Она его…проглотила. О, ужас! - она потерпела все эти издевательства, пошла на всё только для того, чтобы … проглотить код ящика с одеждой. Вот тебе и спасение человечества, и судеб мира. Какая гадкая чужь! Нина в мгновение возненавидела Николая. Как он мог? Но пароль: ей же ответили на пароль? А может это прикол, или вообще - циническая шутка ?
- Девушка, ищите ваш код, - настаивал сотрудник.

Нина продолжала стоять и рыться в паспорте и конверте с деньгами.
- У меня нет никакого кода… мне ничего не выдавали, - сказала она.
- Ну такого у нас ещё не было?
- А может, я потеряла его в коридоре,- попробовала перевести «стрелки» Нина.
- Так зачем же вы его отрывали? - спросил сотрудник.
- Я не отрывала, - сказала Нина и протянула паспорт сотруднику.

- Он сам внимательно изучил нужные страницы и через пару секунд произнёс – нет, вы оторвали код от голограммы, подтверждающий о прохождении фильтрационной комиссии.
- Я не знаю, - совершенно расстроенная Нина не могла ничего другого придумать.

Сотрудник покинул комнату. Нина снова осталась одна. Полоска с кодом уже была глубоко в желудке. Можно было попытаться как-то извлечь её в туалете, но наверняка они следят, и потом могут поставить миллион вопросов. А если ещё подключат детектор или другое приспособление…

Нина была в жутком состоянии. Все что она чувствовала сейчас – ненависть к Николаю. Он наверняка ждёт её. Она конечно же сразу выскажет ему всё, что думает о нём и его шпионских «успехах». Гнев и ненависть переполняли её внутренности и это, как ни странно, помогало ей выдержать шок с потерей кода.

Сотрудник охраны вернулся в комнату в сопровождении Джона Мейси. Нина вспомнила, что она его ненавидит ещё больше чем Николая, кроме того не известно, что он ещё с ней сделает. Может снова пригласит к себе в кабинет на «интервью».

- Ну что ж придётся писать заявление, - сказал Джон, - или искать код.

Нина молча смотрела. Через минуту вошла сотрудница и открыла специальным ключом железную дверь сразу с четырьмя маленькими дверцами к ячейкам. В одной из них находилась одежда и украшения Нины. Нина продолжала стоять и ждала распоряжений. Джон вытащил лист бумаги и ручку и пригласил Нину к стойке.
- Напиши так , -произнёс Джон: «Прошу выдать одежду и вещи находящиеся в ящике № 348756ТК в связи с утерей кода. Все вещи получены мною в ценности и сохранности. Претензий к сотрудникам не имею. И подпись».

Нина написала слово в слово. Она была просто счастлива, что обойдется без очередной аудиенции у Джона.
- И все-таки, куда же ты его дела. – Мейси посмотрел на Нину, - не проглотила ж в самом деле?..
Сотрудница также подошла к стойке, где предложила Нине подписать несколько контрактов о неразглашении, об отсутствии жалоб и так дальше. И ещё один контракт, напечатанный на слегка желтоватой бумаге с розовыми заголовками на пяти страницах мелким шрифтом. Нина прочитала, это был контракт о сотрудничестве со службой безопасности. Джон пристально посмотрел на Нину. Она сразу же открыла последнюю станицу и … поставила свою подпись, фамилию и дату.

И только теперь, Нина уверенно развернулась и пошла к своей ячейке с одеждой. Все присутствующие смотрели, как она одевалась.




Похожие истории

Заметки на полях

Блядь, долбоеб: как же он заебал уже с этим минетом: "Родная, отсоси пожалуйста": блядь, тебя бы так обломали: Ты, бляха-муха, тут вся потекла уже, ебацца хочется аж зубы сводит а тут тебе "Родная, отсоси": И ведь, козел - попробуй откажись - сразу такие обидки что прямо пиздец обосраться: Волосня перед глазами ближе-дальше-ближе-дальше: блядь, когда же ты кончишь, козел: Н
Читать далее

Любимая заместительница

Со времени последнего рассказа, где я поведала, о том как начались их отношения, прошло уже больше полугода... Был обычный рабочий день, светило мягкое июньское солнце, недавно вернувшая из командировки Кристина , сидела с своем элегантном офисе, небрежно закинув длинные ноги. На ножках красовались туфельки последней коллекции Gucci, подарок Николая, ее директора. Ее красивые серые глаза были усремлин
Читать далее

Романтический ужин

Однажды вечером я решил пригласить любимую девушку домой на романтический ужин. Она согласилась. Собиралась правда долго, понимаю, хотела произвести на меня впечатление, словно это было первое свидание. И могу с уверенностью сказать, ей это удалось. Она позвонила в дверь и вошла. Я не мог оторвать от нее глаз. Она была великолепна. Черное элегантное платье обтягивало и подчеркивало ее красивые формы, улыбка сияла персиковым блеском, а в глазах горели бесовские ого
Читать далее

Потрахались

Сегодня как всегда пришел в школу и на уроке попросился выйти в туалет По дороге я встретил мою училку Марину Александровну, я предложил ей поебаться и она согласились. Сначала я снял с неё джинсы и резким движением стянул трусики, и начал лизать нежную пизденку, Маринка вся текла, я снял брюки вытащил член наружу и начал вставлять его в пизду, я просто немел от удовольствия, вставлял по самые яйца, и
Читать далее

Drama

Я жду нашей встречи. Сильно жду, с волнением жду – так же, как и всегда. Я вспоминаю черты твоего лица, твой голос, которые так отчётливо дарит память. Я иду к тебе на встречу. Я дрожу от нетерпения. Я одела свой самый лучший костюм, который был в моём гардеробе. Я надушилась теми духами, которые, как мне кажется, должны понравится тебе. На мне туфли на высоком каблуке. Они неудобные, но очень красивые. Я целый час делала макияж только для того, чтобы он был незаметным. Но я волнуюсь.. Быть
Читать далее